Сайт о Городе и для Города

Африканский «след» на двинском берегу

Просмотров: 542
О ГородеТайны полоцкой истории
Автор: интернет-источник

В деревне, где Петра питомец, Царей, цариц любимый раб И их забытый однодомец, Скрывался прадед мой Арап…

 

Полоцкие корни

Александру Сергеевичу довелось побывать в Беларуси лишь проездом. 1 августа 1824 года с грустью покидал Пушкин милую ему Одессу – путь его лежал в северную Псковскую губернию, в сельцо Михайловское через Могилев. 7 августа Пушкин покинул этот гостеприимный город. В тот же день он проехал Оршу и Полоцк, не зная, что корни родового древа, связывающие Пушкина с Беларусью, именно в древнем Полоцке. Название этого старинного города, основанного в IX столетии по велению князя Рюрика, не единожды встречается на страницах пушкинских рукописей. Городом Гориславы, полоцкой княжны Рогнеды, нареченной так за свою несчастливую судьбу, именовали Полоцк. Летопись сохранила печальную историю сватовства князя Владимира Красное Солнышко к гордой красавице Рогнеде и горького ее замужества. Известно было это древнее сказание и Пушкину. Но не дано было знать поэту, что и полоцкая княжна Рогнеда, и великий киевский князь Владимир, некогда покоривший Полоцк и силой взявший в жены полюбившуюся ему красавицу, и их далекая праправнучка княжна витебская и полоцкая Александра Брячиславна, ставшая супругой святого князя Александра Невского, соединены с ним – Александром Пушкиным – кровными узами родства.

Крестник русского царя

«Старажытны» Полоцк связан с именем и еще одного прародителя поэта, давшего ему свою знойную африканскую кровь, – Абрама Петровича Ганнибала. Правда, упоминания о пребывании темнокожего прадеда в этом белорусском городе нет ни в одном из бесчисленных трудов, посвященных его необыкновенной, полной взлетов и падений судьбе. И все же беру на себя смелость утверждать, что маленький арапчонок, носивший в то время имя Ибрагим, жил в Полоцке, и знай о том Пушкин, дороживший мельчайшими подробностями о своем прадеде, он не преминул бы сделать остановку в этом славном городе.

Год 1705-й. Уже несколько лет Россия ведет со Швецией Северную войну: Петр I борется за выход к Балтийскому морю со своим противником – шведским королем Карлом XII. Полоцк, в то время входивший в состав Речи Посполитой, становится стратегически важным городом, именно через его земли должны были двигаться шведские отряды на соединение с гетманом Мазепой. В феврале 1705 года русские полки во главе с князем Александром Меншиковым выступили в поход и встали военным лагерем под Полоцком. Государь сам едет к местам возможных боевых событий и берет с собой смышленого и расторопного арапчонка. Откроем пушкинскую «Историю Петра»: «1705 год... Петр собрался ехать в Польшу, но 5 мая занемог лихорадкою и успел выехать не прежде, как в конце мая. По пути к Полоцку осматривал сад и костел в местечке Микалишки... В Полоцке Петр нашел Шереметева, Огильвия, Репнина, уже соединившимися... 1 июля Петр с главным корпусом выступил к Вильне... Петр прибыл в Вильну 15 июля... 1 августа, предоставя начальство над войском в Вильне Огильвию... сам пошел в Курляндию преследовать Левенгаупта».

«Год господний 1705»

Известно немало свидетельств о пребывании русского царя в Полоцке. Сохранился даже и каменный одноэтажный дом на берегу Западной Двины, где почти месяц жил Петр I. Ныне лишь мемориальная доска на стене старинного особняка свидетельствует о пребывании в нем Петра Великого.

Но именно здесь в июне 1705-го вместе с русским царем был и его любимец – маленький Ибрагим! Ведь арапчонок находился неотлучно при своем высоком покровителе. Мальчик обладал необыкновенно чутким слухом, по этой причине государь велел арапчонку спать подле него в царской спальне или где-то поблизости. Как свидетельствовал историк И. И. Голиков, юный Ганнибал, «как бы он ни крепко спал, всегда на первый спрос просыпался и отвечал». И отсюда, из этого же дома, 1 июля Петр «выступил к Вильне». А чуть раньше в Полоцке, 29 июня – в день святых апостолов Петра и Павла – 33-летний русский царь отметил свои именины и милостиво принял приглашение от отцов-иезуитов отобедать у них.

…Когда-то философ и богослов Симеон Полоцкий по звездам предсказал рождение и великую будущность российского императора. И начинал свой духовный путь наставник юного Петра совсем неподалеку от особняка, где жил в Полоцке его царственный ученик, – в кельях Богоявленского монастыря и в классах знаменитой Братской школы. В тот знаменательный день и арапчонок Ибрагим наверняка с любопытством глазел на купола Святой Софии и на медленно текущую у подножия холма Двину, на иезуитский Коллегиум и на мощный крепостной вал времен Ивана Грозного. Кто бы тогда взялся предсказать, что попавший с африканских берегов в северную страну арапчонок станет в будущем известнейшим человеком? Он войдет в историю России как искусный инженер, математик, фортификатор, своими трудами способствовавший ее процветанию. «...Возрос, усерден, неподкупен, Царю наперсник, а не раб».

Крестнику русского царя судьба уготовит необычную долю – стать прадедом одного из величайших поэтов на земле. И спустя столетия в доме, где жил маленький Ганнибал, откроют библиотеку, на полках которой будут стоять поэтические томики его великого правнука. И еще один парадокс истории. Величие государственных свершений Петра I не затмило, казалось бы, такую малость – участие императора в судьбе его крестника-арапчонка.

…А в полоцком домике Петра I разместилась ныне музейная экспозиция «Прогулка по Нижней Покровской». И стоит вспомнить, что по этой старой улочке, ведущей к Софийскому храму, три столетия назад прогуливался со своим высоким покровителем и маленький арапчонок Ибрагим. Старый Полоцк по странной прихоти судьбы стал тем вневременным перекрестком, где сошлись пути русского царя, Александра Пушкина и его черного прадеда.

Бесценный подарок Петра

Но у этой давней истории есть и свое продолжение. Абрам Петрович, русский африканец, оставил большое потомство.

Потомки славного Абрама Ганнибала – это огромный фамильный клан, насчитывающий за свою 300-летнюю историю 700 его представителей. Из них ныне здравствующих – более 200 потомков крестника Петра. С наследником «царского арапа» Евгением Алексеевичем Орловым судьба свела меня в Москве, в Библиотеке имени А.С. Пушкина, что близ Елоховского собора, где крестили поэта, – в самом что ни на есть памятном пушкинском месте. Родословие свое ведет он от Анны Ганнибал, третьей дочери Абрама Петровича. Евгению Алексеевичу суждено было стать потомком Абрама Ганнибала в седьмом поколении!

Всю свою жизнь Евгений Орлов имеет дело с твердым материалом – гранитом, он – резчик по камню, реставратор. В одну из наших встреч Евгений Алексеевич принес с собой большой бумажный конверт и извлек из него драгоценное содержимое – семейные фотографии столетней давности. На старых снимках запечатлены счастливые мгновения жизни большого семейства Евгении Орловой, урожденной Нееловой, родной его бабушки. Вот и сама Евгения Петровна с супругом в окружении своих малолетних чад. Вглядываюсь в старый снимок начала минувшего века, сохранивший образ молодой женщины: тонкие черты лица, выразительные темные глаза, собранные в модную тогда прическу пышные вьющиеся волосы. Красавица. Но красота особая, экзотическая.

И как тут не вспомнить, как исстари все Ганнибалы радовались, буквально торжествовали, когда у их потомков проявлялись наследственные родовые черты. Русская бабушка с африканской кровью! Как причудливо порой раскладывает свой пасьянс природа! Нет, поистине неистребимы гены славного царского арапа Абрама Ганнибала!

На оборотной стороне добротной фотографии, на ее картонной подложке, любуюсь целой россыпью медалей, коими отмечено мастерство старого фотографа, читаю адрес салона: «На Витебской улице близ памятника», в городе… Полоцке! Быть того не может! Значит, Евгения Орлова, далекая пра…правнучка Ганнибала, жила со своей семьей в этом белорусском городе. Пути африканского предка и его неведомой наследницы пересеклись в старинном Полоцке ровно через 200 лет!

Низкий поклон Петру Великому от Евгения Орлова, его дочери и внучек и еще от многих представителей рода самого славного африканца на Руси! Предтечи великого Пушкина. Кто бы мог представить, что далекие потомки поэта, в жилах которых течет кровь великих князей, российских императоров и английских герцогов, не отрекутся от своего африканского родства! Странно и помыслить ныне, а вдруг не пришла бы русскому царю странная мысль – привезти на Русь диковинных арапчат?! Не только отечественная культура, вся история России была бы иной. Нет, тысячу раз права была Марина Цветаева, назвавшая эту царскую блажь, прихоть – самым великим деянием Петра. Бессмертным подарком на все времена.

P.S. Думается, настало время установить в белорусском Полоцке перед «Домом Петра I» памятный знак в честь Абрама Петровича Ганнибала, прадеда великого поэта. Тем самым была бы восстановлена еще одна историческая связь, что испокон веков соединяет два наших братских народа. Не случайно Пушкин писал о белорусах: «Народ издревле нам родной!»

Яндекс.Метрика