Сайт о Городе и для Города

Жыве Скарына!

Автор: Павел Скрыльников

Одним из наиболее заметных событий в христианском мире в 2017 году стало празднование 500-летия Реформации и зарождения в Европе протестантизма. Однако в тени торжеств (или сдержанных поздравлений) христианского мира остается одна из важнейших дат мира славянского. 500 лет назад Франциск Скорина издал на белорусском изводе церковнославянского языка свой «Псалтырь». Презентация посвященной этому событию книги «Всемирное наследие Франциска Скорины», изданной в Минске, состоялась 4 августа с.г. в Москве, в МИА «Россия сегодня», в ходе видеомоста, объединившего ученых-славистов из Москвы, Минска и Праги.

Многие детали жизни белорусского первопечатника остаются непроясненными и по сей день. Одним из них является вероисповедание Франциска Скорины. Его жизнь и творчество пришлись на один из самых турбулентных периодов европейской истории, и на то, к какой конфессии он принадлежал, указывают только косвенные свидетельства. При этом фигура просветителя из Полоцка привлекает к себе взгляды самых разнообразных политических течений. Изобразить его на своих знаменах одинаково стремятся и сторонники концепции «триединого русского народа», и белорусские националисты. Учитывая его важнейшую роль в становлении белорусской культуры, решение дискуссионных вопросов его биографии – идеологическая задача для политических сил Белоруссии, особенно в контексте проводимого Минском строительства белорусской национальной идентичности. Канонизация печатника в своей юрисдикции – желательный для разных сил вариант их решения, не только переворачивающего эти страницы истории, но и окончательно фиксирующего за Белорусией право «культурной собственности» на Скорину.

Международный общественный оргкомитет по канонизации Франциска Скорины, основанный в 2014 году белорусским литературоведом Адамом Мальдисом и экс-главой МИД Белоруссии Петром Кравченко, обращался за содействием в прославлении книгопечатника в лике святых к бывшему в то время апостольским нунцием в Белоруссии Клаудио Гуджеротти. Собственно, именно 500-летний юбилей издания «Псалтыря», отмечающийся в этом году, стал для общественной кампании в поддержку канонизации Франциска Скорины ближайшим ориентиром. «Если бы этот процесс был успешно завершен к 2017 году, было бы хорошо», – цитировал Кравченко портал tut.by. При этом Мальдис не исключает возможности того, что когда-нибудь параллельно с Франциском Скориной будет канонизирован и русский первопечатник Иван Федоров, который уже почитается как святой в Русской православной старообрядческой церкви. «Мы ставим всерьез претензию о канонизации Франциска Скорины. Создатели славянской письменности Кирилл и Мефодий уже давно канонизированы. Полагаем, что Франциск Скорина также достоин этого», – приводит портал «Хартыя’97» слова Мальдиса, прозвучавшие на Конгрессе белорусистов мира в Минске в 2015 году. Ученый также выразил надежду на то, что к делу канонизации трудившегося на благо «всего посполитого люда» печатника присоединятся все христианские конфессии. Апостольский визитатор грекокатолической церкви Белоруссии архимандрит Сергей Гаек в интервью белорусской редакции Ватиканского радио упомянул, что интерес к личности Скорины в религиозных кругах действительно существует, выходя за пределы повестки католиков восточного обряда: «Есть определенные круги, которые начинают заново осмысливать ценности дела Скорины. Когда родился этот общественный комитет – а там есть серьезные историки, – у нас возникла надежда на их очень солидную работу, основанную на источниках. Они знают о нашей духовной симпатии к личности Франциска Скорины и сознание ценности этого лица для всей Беларуси», – сказал он. Общественный комитет заявлял о поддержке со стороны грекокатоликов, однако визитатор на этот счет выражался осторожно, указывая на то, что прославление в лике святых – это «дело Церкви и канонического процесса, причем очень сложного, и сегодня слишком рано говорить, насколько жизнь и дела Скорины позволяют вообще предпринять этот канонический процесс». Представитель Белорусского экзархата РПЦ епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин (Тупеко) в интервью газете «Беларусь сегодня» был еще более категоричен, заявив, что деятельность Скорины, несмотря на ее безусловно важную роль в истории Белоруссии, сама по себе не дает оснований для канонизации. Таким образом, наиболее привлекательна идея канонизации, видимо, не для христиан разных конфессий, а для националистов, желающих придать веса одной из центральных фигур собственной идеологии.

 

Напомним, Франциск Скорина родился примерно в 1490 году. Его отец был купцом из Полоцка, тогда входившего в состав Великого княжества Литовского. По одной из версий, Скорина мог быть крещен православным обрядом, так как до 1498 года в Полоцке попросту не было католической миссии. В напечатанной старобелорусским изводом церковнославянского («словенского») языка «Библии русской» Псалтырь, согласно православным канонам, поделен на 20 кафизм (буквально – «стихословий», или разделов. – «НГР»). Святцы в «Малой подорожной книжке», изданной книгопечатником около 1522 года в Вильнюсе, содержат дни памяти святых православной Церкви и придерживаются юлианского календаря. Издания Франциска Скорины были известны и за пределами Литвы. В Московском государстве их цитировал князь Андрей Курбский, на Западе их комментировали протестантские богословы. Живший в XVII веке униатский митрополит Киевский и Галицкий Антоний Селява называл Скорину «еретиком-гуситом». Но ряд фактов указывает и на возможное католическое вероисповедание Скорины. Так, он работал при канцелярии католического епископа, а его комментарии к латинскому переводу Библии выдержаны в духе католической догматики.

«У нас нет ни могилы Франциска Скорины, ни дома, где он мог родиться, и попытки их найти обусловлены не столько существованием каких-то связанных с ними исторических документов – их просто нет, сколько с желанием такие иметь, – сказал в ходе конференции замдиректора по научной работе и издательской деятельности Национальной библиотеки Беларуси Алесь Суша. – Целесообразнее рассматривать в качестве места захоронения Скорины Прагу, однако документы нас к этому не подталкивают. Нет необходимости проводить канонизацию: боюсь, это приведет лишь к межконфессиональным спорам. Образ Скорины и без того занимает достойное место в нашем общественном мнении и понимании истории, и нет необходимости рисовать вокруг его головы дополнительный нимб».

Суша сказал, что Скорина, как и его тогдашние земляки, себя белорусом никогда не называл. Значительная часть белорусов вплоть до XIX века называла себя русинами либо литвинами, что было связано с политической самоидентификацией.

«Они достаточно четко отграничивали себя от Московской Руси в политическом смысле, но в этнокультурном и религиозном продолжали сохранять общность Руси. В этом смысле Скорина, безусловно, является представителем древней традиции, и, предназначая свою книгу «для людей русских», он направляет ее читателям белорусских, русских и украинских земель»

Именно поэтому о «приватизации» первопечатника в Белоруссии, как считает Суша, говорить сейчас не приходится. «Белорусы не пытаются приватизировать образ Скорины. Хотя белорусам этого качества очень не хватает, они не всегда способны начать гордиться тем или иным деятелем, родившимся в Беларуси. Нам надо подсказать, что Марк Шагал родился здесь, и только тогда мы начнем об этом задумываться. Так же и со Скориной. Сегодня термин «белорусский» в его отношении используется с определенными оговорками». В том, что Скорину рассматривают именно как белорусского первопечатника, не стоит видеть проявлений шовинизма и национализма, считает заведующий отделом Центра исследований книжной культуры научного и издательского центра «Наука» РАН Дмитрий Бакун.

«В то время нельзя было говорить о России и Белоруссии: он обращался к некой общности, говорившей на русском языке, из которого сформировалось три языка: русский, белорусский и украинский. Сам Скорина печатал свои книги на церковнославянском языке, но с вкраплениями белорусских слов. Здесь нет никакой попытки приватизировать Франциска Скорину. В своей деятельности это именно белорусский первопечатник, который адресовался населению Великого княжества Литовского, в котором тогда находилась Белоруссия, территории с восточнославянским населением. Традиция Скорины шире Белоруссии, она оказала влияние и на Ивана Федорова – есть гипотеза о том, что его помощник Федор Мстиславец был учеником Скорины. Наши минские коллеги празднуют этот день как юбилей белорусского книгопечатания, но никакого злого умысла в этом я не вижу».

Тем не менее политический окрас инициативы по канонизации полоцкого книгопечатника сложно проигнорировать. «Сегодня наука не работает и не должна работать в интенциях национального строительства. Людей нужно оценивать в контексте той эпохи, того времени, когда они жили и трудились», – сказал в ходе видеомоста доцент славистики и балтистики философского факультета Карлова университета Праги Илья Лемешкин. В данном случае соблазн изобразить профиль Франциска Скорины на знаменах может привести к идеологическому давлению на ученых.

Яндекс.Метрика