Сайт о Городе и для Города

Полоцкая София Ивана Хозерова

Георгий ШТЫХОВ, доктор исторических наук 


Поскольку каменные соборы Киева и Новгорода имели деревянных предшественников того же имени, то могла иметь своего предшественника и полоцкая София. Некоторым подтверждением тому служит обнаружение при археологических раскопках в Полоцке признаков пожара, уничтожившего деревянное сооружение там, где затем была возведена каменная София 1

Важной вехой в изучении полоцкой Софии явились работы смоленского историка архитектуры, искусствоведа Ивана Михайловича Хозерова (1889—1947). Иван Макарович Хозеров родился в Смоленске, учился на отделении Московского археологического института в своём родном городе (1916—1919). До 1941 года работал в Смоленском государственном музее, а с 1946 года был начальником отдела охраны памятников Управления по делам архитектуры при Совете министров БССР.
 

В 1926 году Хозеров исследовал, насколько было возможно, Софийский собор в Полоцке, а также детально обследовал верхние части Спасской церкви Евфросиньевского монастыря, сделал реконструкцию первоначального вида храма. В 1928 году провёл изучение Борисоглебской и Пятницкой церквей XII века Бельчицкого Борисоглебского монастыря, под Полоцком зарисовал фресковую роспись памятников.

Академик И. Э. Грабарь после появления публикаций Хозерова написал ему: «Желаю лично посмотреть на те чудеса, о которых Вы сообщаете».

Даже частично опубликованные И. М. Хозеровым исследования архитектурных памятников XI—XII веков давали возможность учёным говорить о существовании в древнем Полоцке сильной архитектурной школы, у истоков которой находилась полоцкая София.

В 1926 году Хозеров исследовал с помощью шурфов фундаменты полоцкой Софии и убедительно опроверг утверждения некоторых исследователей, будто София в древности изначально имела, кроме восточных апсид, ещё и западные, что сближало её с романскими, западноевропейскими памятниками. Связующий раствор кладки этих апсид по составу был поздний, не ранее XV века, засвидетельствовал смоленский исследователь2.  Спор продолжался несколько десятилетий и закончился в пользу доводов Хозерова после раскопок в Полоцке в 1970-е годы XX века Вас. А. Булкина.

В 1928 году в Минске увидела свет работа Хозерова «О Софийском соборе». В ней напечатан план первоначальной Софии, предложенный автором после раскопок 1926 года. Этот план Софии представлял собой квадрат размером примерно 27 х 27 м. Однако по чьему-то недосмотру масштаб, приложенный к плану, ошибочно приведён в метрах (нужно в саженях). Несмотря на эту опечатку, план Хозерова считался долгое время одним из лучших. Именно он приведён в капитальной «Истории культуры Древней Руси» 3.

Исходя из плана Хозерова и других материалов, можно утверждать, что полоцкая София, как и новгородская, повторяют киевскую Софию не только по имени. Все три Софии представляют собой огромные пятинефные здания. Единство стиля и техники возведения трёх Софий, невзирая на отдельные особенности каждой из них, не подлежит сомнению 4.

Встаёт вопрос о зодчих, возводивших названные памятники. Можно говорить об участии в этом греческих зодчих. Пришлые мастера, приглашённые князем, были окружены большим количеством восточнославянских ремесленников различных специальностей. Одни работали на самой стройке, другие трудились над изготовлением строительных материалов. Хозеров употребляет понятие «славяно-византийские постройки». Он относил все три Софии к «славяно-византийской архитектуре» 5.

В основе каждой из трёх «древнерусских» Софий лежит типичная схема крестовокупольного храма. Все они пятинефные. Тип подобного собора сложился в Константинополе и, как считают специалисты, попал в обиход древнерусского зодчества начала XI века, пройдя переработку в одной из восточных школ византийской архитектуры, возможно в Малой Азии.

Софийский собор в Константинополе имеет один огромный купол. В Софии Киевской тринадцать куполов. Одно только это свидетельствует, какие коренные изменения происходили за короткий срок в славяно-византийской архитектуре после официального крещения Руси.

Как считал Хозеров, по организации внутреннего пространства новгородская София близка киевской. В новгородской Софии пять глав. Боковые нефы в храме имеют хоры, ход на которые устроен в башне на углу здания. Однако при очевидной родственности архитектурного замысла Новгородский собор значительно проще и строже киевской Софии. В Новгороде шла самостоятельная переработка киевского образца.

По мысли Хозерова, Полоцкий собор также тесно связан по архитектуре с киевской Софией. Подобно киевской и новгородской Софиям храм был пятинефным с тремя апсидами (в киевской Софии апсид пять). Над боковыми нефами в западной части здания существовали хоры для княжеской семьи.

Интерьер полоцкого Софийского собора разделялся на нефы (вытянутые помещения) 16-крестчатыми столбами. Деление внутреннего пространства на нефы выявлялось на трёх фасадах прямоугольными лопатками, которых насчитывалось по шесть на каждом фасаде. Над средокрестием собора возвышался барабан центральной главы, нагрузка которого передавалась на опорные столбы. Главный купол полоцкой Софии был расположен посредине здания при обозрении собора с четырёх сторон. По сторонам центральной главы находилось четыре меньших купола. В «Списке русских городов дальних и ближних» говорится о семи верхах полоцкой Софии. Вероятно, она имела две дополнительные главы. В своей реконструкции плана Софийского собора Хозеров поместил эти главы в двух углах его западной части.

План полоцкой Софии симметричен во всех частях. В композиционном отношении собор — более простая постройка по сравнению с киевской Софией, у которой находилась галерея вокруг трёх фасадов. Была ли галерея возле фасадов храма в Полоцке, оставалось открытым вопросом. Только в 70-х годах Вал. А. Булкин нашёл остатки галереи и в Софии Полоцкой 6

В интерьере полоцкого храма хоры имели боковые ответвления. Хозеров предполагал, что в Софии во втором ярусе помещения собора, то есть непосредственно на хорах и боковых ответвлениях находились двойные аркады (ряды арок). В киевской Софии аркады были тройные.

В результате детального обследования всех трёх восточных апсид Хозеровым были обнаружены ниши. Апсиды и стены храма имели пояса двухступных ниш с полуциркульным верхом, что свидетельствует о киевской декоративной традиции. Кладка восточных апсид древней Софии, включённая затем в восточный фасад ныне существующего барочного собора, была смешанной, характерной для византийского зодчества. Наряду с применением плинфы больших размеров при толщине 3,5—4 сантиметра в кладке употреблялся булыжный камень. Ряды камней чередовались с кирпичной кладкой. В свою очередь кирпичная кладка представляла собой чередование выступающего и скрытого ряда кирпичей с заполнением цемяночным розовым раствором полосы между выступающими рядами шириной 10—12 сантиметров. Эта система кладки стала традиционной в Полоцке и широко применялась в XII веке. Ряды кирпича Софийского собора имели тёмно-красновато-коричневый цвет, отчего фасады здания приобретали исключительную живописность, характерную для средневизантийских памятников зодчества.

На всех древних частях Софийского собора имеются следы фресок. В средней восточной апсиде прослеживаются композиции Евхаристии. Орнаментальный мотив фресок выполнен в стиле византийской настенной живописи, напоминает киевские росписи. В оставшихся фрагментах нижнего слоя фресок преобладают тона зеленоватые, синие, серо-бурые и жёлтые 7 Хозеров уделил внимание рельефным знакам на гранях кирпичей в полоцкой Софии. Среди них есть изображения трезубца, пятиконечной звезды и др. Исследователь подчёркивал общие черты многих знаков, встречаемых на памятниках зодчества «Полоцка и Поднепровья, включая сюда и черниговские памятники», и не исключал их магического смысла.

В Полоцке в 1970-е годы обнаружены ещё две важные находки: надпись на плинфе 8 и на камне, вложенном в фундамент Софии 9. Они полностью не расшифрованы, но поскольку сделаны кириллицей, подтверждают участие славянских мастеров в строительстве собора в Полоцке.



Примечания

1 Булкин Вал. А. Проблемы изучения полоцкого Софийского собора//Древнерусское государство и славяне. Минск. 1983. С. 113.
2. Хозерау I. Сафiйскi сабор//Працы камiсii гiсторыi мастацтва. Т. 1. Менск. 1928. С. 111—113.
3. Воронин Н. Н., Каргер М. К. Архитектура//История культуры Древней Руси. Т. 2. М.; Л. 1952. С. 262.
4. Раппопорт П. А. Русская архитектура X—XIII вв. 1982. С. 118, табл. 2.
5. Хозеров И. М. Белорусское и смоленское зодчество XI—XIII вв. Минск. 1994. С. 25, 32.
6. Булкин Вал. А. Полоцкий Софийский собор в XI веке//Гiстарычна-археалагiчны зборнiк. № 15. Мiнск. 2000. С. 138.
7. Селицкий А. А. Живопись Полоцкой земли XI—XII вв. Минск. 1992. С. 30—31.
8. Штыхов Г. В. Города Полоцкой земли (IX—XIII вв.). Минск. 1978. С. 138.
9. Булкин Вал. А., Раппопорт П. А., Шолохова Е. В. Раскопки памятников архитектуры в Полоцке//Археологические открытия 1977 года. М. 1978. С. 410—411.

Яндекс.Метрика