Сайт о Городе и для Города

Полоцк как символ белорусско-российского единства

Просмотров: 702
О ГородеСтатьи и очерки о Полоцке

 Автор: Александр Золотницкий


Настоящая вольная Русь

В нынешнем году древнему Полоцку исполнилось 1150 лет. Это особенная дата не только для Полоцка и Белоруссии, но и для России, также отмечающей своё 1150-летие. Наша история начинается от единых корней, с первого упоминания Полоцка и многих других русских городов в 862 году в древнерусской «Повести временных лет». Общей колыбелью современных Белоруссии, России и Украины была Киевская Русь, свидетелями чего являются и поныне радующие своим величием три Софийских собора – в Киеве, Великом Новгороде и Полоцке.

Древний Полоцк был основан на берегу притока Западной Двины – реки Полоты кривичами. Это русское племя также населяло тверские, смоленские и псковские земли. Великая княгиня Киевская Ольга, первая женщина-правительница Руси (королева ругов-русов, как ее называли западные хроники), основавшая в 974 году (по другим данным – в 947 году) Витебск, была родом из кривичской Псковской земли.

В конце Х века полоцкий князь-варяг Рогволод правил, по сути, самовластно, а подчинение Полоцка Киеву и великому князю была весьма условным. Полоцкая земля в то время была довольно обширной, она включала в себя не только область кривичей-полочан, но и часть земель славян-дреговичей, а также финских и литовских племён, простираясь от Западной Двины до Нёмана, Свислочи и Березины.

У Рогволода была красавица-дочь Рогнеда. Чтобы заручиться поддержкой Полоцка в борьбе за великокняжеский престол, Ярополк Киевский и Владимир Новгородский стали свататься к Рогнеде. Выбор пал на Ярополка. Владимир был глубоко уязвлён, взял штурмом Полоцк, во время которого были убиты Рогволод и братья Рогнеды. После убийства Ярополка Владимир стал великим князем Киевским, правителем всей Руси. В 988 году он принял христианство и обвенчался в Корсуне с византийской царевной Анной. На обратном пути на Русь он послал сказать своей первой жене Рогнеде: «Теперь, крестившись, я должен иметь одну жену, с которой вступил в христианский брак; ты же выбери себе мужа из моих бояр». На что Рогнеда гордо ответила: «Княгиней родилась, ею была, ею и останусь!» Так завершился этот полный трагизма и страстей брак двух неординарных людей, имена которых навсегда остались в нашей истории.

В 989 году Полоцким князем стал Изяслав. Город при Изяславе был заново отстроен. Здесь работали многочисленные ремесленники, развивалась торговля. После принятия Владимиром христианства в 988 году на Руси стали строится православные храмы. Предположительно при Изяславе и в Полоцке появилась первая православная церковь. В 992 году в Полоцкой земле была образована православная епархия, и появился свой епископ.

XI столетие было веком наивысшего могущества Полоцкого княжества. Успехи в жизни полочан этого периода напрямую связаны с деятельностью знаменитого полоцкого князя Всеслава, позднее прозванного Чародеем. На месте сгоревшего деревянного православного храма был заложен, а затем построен Софийский собор. Стены храма издали играли на солнце, придавая храму красивый бело-красно-розовый цвет.

При Всеславе Чародее и при его непосредственном участии произошла битва на Немиге, вошедшая в историю как одна из крупнейших и наиболее кровавых междоусобных битв на Руси. Полоцкие рати сошлись с киевскими в 1067 году возле Минска. Сражение было ожесточённым, и с обеих сторон пало много русских воинов: «На Немиге снопы стелют из голов, молотят цепами харалужными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. У Немиги кровавые берега не добром были засеяны – засеяны костьми русских сынов» («Слове о полку Игореве»). Чародей был разбит, а вскоре и захвачен в плен, перевезён в Киев и посажен в глухой поруб.

Но киевляне, помнившие о победах Чародея над кочевниками-торками, после поражения киевских дружин от половцев подняли восстание и провозгласили Всеслава Полоцкого великим князем. Такое неожиданное появление Всеслава на киевском престоле, когда он в одночасье смог освободиться из поруба и занять великокняжеский стол, привело всех современников в чрезвычайное изумление. Это казалось настолько необычным, что в те времена не нашлось иного объяснения, кроме того, что здесь не обошлось без волшебства и что Всеслав был чародеем, которого не может удержать ни одна темница. Называет Всеслава колдуном и оборотнем и «Слово о полку Игореве»: «Всеслав князь людям суд правил, князьям города рядил, а сам ночью волком рыскал; из Киева до петухов, великому Хорсу волком путь перебегая, в Тмутаракань добирался. Ему в Полоцке звонили заутреню рано у святой Софии в колокола, а он звон тот в Киеве слышал». Всеслав вскоре тайно покинул Киев и вернулся в родной Полоцк.

Его знаменитой внучке – Евфросинье Полоцкой суждено было войти в историю русского православия. Далеко за пределами Белоруссии хорошо известен Свято-Евфросиньевский монастырь – одна из настоящих жемчужин православной архитектуры. Обитель основана Евфросиньей. В юности она (тогда её звали Предслава) была красива, многие князья хотели взять в жёны внучку самого Всеслава Чародея, увеличить свои богатства и могущество. Но сама Предслава выбрала иную судьбу и была пострижена в монахини.

По преданию однажды к Евфросинии в келью явился ангел и поведал монахине, что она должна покинуть Софийский собор и поселиться в Сельце на берегу Полоты неподалёку от Полоцка и основать там свой женский монастырь. Здесь по почину Евфросинии в 1161 году был построен Спасо-Преображенский (Спасо-Евфросиньевский) храм. Его пропорции и форма оказали большое влияние на православное храмовое строительство в других городах Руси – Смоленске, Новгороде, Рязани, Пскове. Основной характерной чертой такой архитектуры стали стремящиеся ввысь здания.

В монастырях, основанных Евфросинией, были созданы иконописные мастерские, где делали оклады для образов и другие предметы церковного обихода. Одним из самых известных мастеров в Полоцке был Лазарь Богша, который и создал в 1161 году специально для Спасо-Преображенской церкви знаменитый напрестольный Евфросиньевский крест, который стал настоящей общеправославной святыней. Во время Великой Отечественной войны крест Богши бесследно пропал. В 1992 году было принято решение воссоздать реликвию, и брестским ювелиром Николаем Кузьминым был изготовлен точно такой же крест, который был освящён в Свято-Симеоновском соборе Бреста, а потом торжественно доставлен на прежнее место в Спасо-Евфросиньевский монастырь.

В 1167 году на исходе жизни при большом скоплении народа Ефросинья объявила, что отправляется в Иерусалим. Многие плакали, словно чувствовали, что больше уже не увидят игуменью. Обоз с паломниками двигался медленно. Князья и другие властители земель, по которым проходила Евфросинья, принимали её с большими почестями. Повстречалась игуменья и с самим императором Византии Мануилом Комнином. Император, несмотря на войну с венграми, принял Евфросинью с почётом и помог добраться до Царьграда, где она и её спутники посетили Софийский собор. Достигнув Иерусалима и посетив святые места, Евфросиния умерла.

А Полоцк продолжал расти вширь и развиваться. При сильной княжеской власти здесь было очень влиятельным вече, что роднит его с Новгородом.Вече – это традиционная для Руси форма прямого народоправства, уходящая своими корнями в глубокую славянскую древность. В вече могли принимать участие все «полоцкие мужи», то есть главы всех семейств, и в этом случае их решения носили всеобщий характер. Законодательная власть в Полоцкой земле принадлежала вече, которое приглашало князя на княжение, издавало законы, выбирало урядников (чиновников), одобряло объявление войны или мира.В середине XII века полоцкое вече неоднократно призывало и изгоняло князей.

У полочан высоко ценилось чувство собственного достоинства. Об этом говорят подписи, использованные жителями в тех или иных документах: «мужи полочане», «добрые люди полочане». Подобное явление было характерно не только для Полоцка, но и для всех русских земель доордынского периода. Это была настоящая вольная Русь, память о которой до сих пор хранится в недрах общерусского сознания, опровергая навязываемый нам недругами миф о рабской покорности и самоуничижении русского человека.

В XIII веке на той части Руси, что была не затронута монголо-татарским нашествием, всё чаще появляются литовские князья со своими сильными дружинами. Боярство так и не смогло построить устойчивую систему власти и полностью заменить республикой княжеское правление. Чтобы противостоять захватчикам и обеспечить свою власть над горожанами, оно стремилось через вечевые сходы заключать более тесные договоры с литовскими князьями – так постепенно Полоцк стал частью Великого княжества Литовского и Русского.

В 1377 году великим князем Литовским становится Ягайло. Андрей, который был старшим сыном Ольгерда и имел все права на великокняжеский престол, выступает против Ягайлы, но, не имея достаточных для борьбы сил, на следующий год уезжает в Псков, где некоторое время княжит, затем перебирается в Москву. Там развёртываются поистине драматические события – Северо-Восточная Русь стремится избавиться от ига Золотой орды. Андрей Полоцкий не остаётся в стороне и становится ближайшим сподвижником великого князя Московского Дмитрия Ивановича, участвуя вначале в 1378 году в сражении на реке Воже, а затем и в знаменитой Куликовской битве. Куликово поле и в целом эпоха Куликовской битвы стали тем рубежом в русской истории, когда первенство в борьбе за духовное и культурное наследие Киевской Руси, за собирание древнерусских земель начало переходить от Великого княжества Литовского и Русского к Великому княжеству Московскому. Москва становилась новым общерусским центром. Именно поэтому Андрей Полоцкий осознанно встал на Куликовом поле под стяги великого князя Московского.

Некоторое время он жил спокойно, а само Полоцкое княжество было практически независимым, хоть формально и входило в состав Великого княжества Литовского и Русского. Но в события вмешалась Польша. В 1385 году великий князь Литвы и Руси Ягайло с многочисленной свитой по решениям Кревской унии дал обещание «на вечные времена присоединить свои земли, литовские и русские, к короне польской». На этот шаг он вынужден было пойти в связи с ослаблением государства после многолетней гражданской войны. Это вызвало резкое возражение Андрея Полоцкого, и он решился на открытую борьбу. В 1386 году Андрей, опираясь на союз с Ливонским орденом и поддержку смоленского князя Святослава Ивановича, одержал ряд побед, но потом крестоносцы перешли на сторону его врагов, и Андрей попал в плен. После освобождения из неволи Андрей Полоцкий погиб в тяжёлой битве с татарами на реке Ворскле в 1399 году.

В 1413 году в Городло (замке на Западном Буге) прошел съезд феодалов Польши и Великого княжества Литовского. Последнее было представлено католиками. Согласно Городельской унии, шляхта, принявшая польские гербы и католичество, получила новые привилегии. Православным было запрещено заседать в раде Великого княжества Литовского и занимать ведущие государственные посты. С Городельского сейма в Великом княжестве Литовском и Русском постепенно устанавливаются черты польского общественного порядка. Это ещё больше усугубило противоречия между двумя составляющими Великого княжества Литовского и Русского – нового литовского католичества и традиционного православия.

В 1430 году после смерти Витовта новым великим князем был избран Свидригайло. Он был противником унии с Польшей и считал, что его православные подданные и католики должны иметь равные права. Но главное, что сделал Свидригайло, – он разорвал унию с Польшей. В Полоцке собрались на съезд православные князья и посадили Свидригайло «на великое княжение Русское». Помимо Полоцка в Великое княжество Русское вошли Витебская, Смоленская, Киевская, Северская земли, Волынь и Восточное Подолье. Таким образом, речь шла о восстановлении с центром в Полоцке самостоятельной русской государственности на той части древнерусских земель, которые в свое время оказались под властью Литвы.

Но надеждам на свободу не суждено было сбыться. 1 сентября 1435 года у замка Вилькомир Свидригайло и его союзники – ливонский магистр Франк Керскорф и литовско-русский князь Жигимонд Корибутович были разбиты. В сражении погиб цвет русской воинской силы Литвы – больше десятка русских князей, 42 князя попали в плен. Сам великий князь Свидригайло с малой дружиной сумел пробиться из окружения и уйти в Полоцк.

Это было жестокое поражение, по своим тягчайшим последствиям сродни трагической битве на Калке. После катастрофы под Вилькомиром военно-дружинные силы Великого княжества Русского оказались сильно подорванными. Фактически Полоцкая земля утратила какую-либо надежду восстановить свою самостоятельность. Начался длительный период польско-литовского господства, сопровождавшийся настоящим антиправославным террором, казнями, мучениями и гонениями, в первую очередь княжеских и боярских семей.

Последней попыткой русской знати Литвы добиться независимости военным путём было восстание в 1508 году князя Михаила Глинского. Тогда вооружённое выступление князей Глинских охватило районы Мозыря, Турова, Киева и Житомира и преследовало целью восстановление восточнославянской государственности в виде Великого княжества Русского с центром на этот раз уже в Киеве. Восстание потерпело неудачу. Глинские уехали в Москву. Так завершился княжеский этап освободительной борьбы на землях нынешней Белоруссии.

«Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною»

Несмотря на иноземное владычество, в Полоцке продолжали развиваться наука, культура и искусство. Самым ярким просветителем той эпохи в белорусской истории, сравнимой с итальянским Возрождением, был Франциск Скорина – богато одарённая личность с поистине энциклопедическими познаниями, он во многом стал первопроходцем, положив начало восточнославянскому и белорусскому книгопечатанию. Но помимо этого Ф. Скорина активно занимался философией, просветительством, медициной, поэзией. По широте и многогранности интересов и значению для белорусской истории Скорину вполне можно сравнить с Михаилом Ломоносовым.

Скорина хотел приобщить к знаниям и своих земляков – напечатанная книга открывала широкие возможности, потому что православные жители Великого княжества Литовского и Русского того периода пользовались исключительно рукописными книгами, которые тщательно хранились в качестве большой ценности, переходили от одного поколения к другому и были достаточно редкими. Первую свою книгу просветитель издал 6 августа 1517 года, а всего за три года – с 1517 по 1519 – он отпечатал 23 книги Библии Ветхого Завета под общим названием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцька, богу ко чти и людем посполитым к доброму научению». Книги, изданные Скориной, оказали огромное влияние на белорусское и в целом русское книгопечатание. В первопечатных московских книгах 1564 года зримо влияния шрифтов Скорины. Используя элементы белорусского наречия, он заложил основы для формирования письменного языка Западной Руси.

Ободрённые военными успехами нового русского царя Ивана Грозного многие православные феодалы и простые люди были готовы его поддержать и призывали освободить литовскую Русь от поляков и католиков. В начале зимы 1563 года русское войско с сильной артиллерией во главе с самим Иваном IV подошло к Полоцку. Местное население, согласно донесениям папского посла в Рим, «публично молилось о даровании победы московитам» и всячески приветствовало единоверцев. Иван Грозный в том же 1563 году вернул в Полоцк святыню белорусской земли – знаменитый крест Ефросиньи Полоцкой. Переход Полоцка в подданство московского царя означал, что чаша весов в соперничестве за наследие Древней Руси склонилась в сторону Царства Русского. Пытаясь спасти положение, литовские паны начали переговоры о новой унии с Польшей. В результате 1 июля 1569 года было объявлено об объединении Королевства Польского и Великого княжества Литовского и Русского в единое государство – Речь Посполитую. Могучее в прошлом литовско-русское государство утратило самостоятельность. Оставшаяся у княжества территория сократилась до нынешних Литвы и Белоруссии.

В августе 1579 года Стефан Баторий с 42-тысячным польско-литовским войском подошёл к Полоцку. Город оборонял 6-тысячный русский гарнизон. Началась 20-дневная осада, завершившаяся падением города. Во время сплошного грабежа пропала огромная книжница (библиотека), в которой находилось очень много редких летописей и ценных рукописей, даже переводы Священного писания, сделанные братьями Кириллом и Мефодием, славянскими апостолами. Погибла и летопись Кривичско-Полоцкой земли. По белорусскому культурному наследию был нанесён страшный удар.

Несмотря на разделённость границами, Полоцк долго играл важную роль в общероссийской истории, науке и культуре. Здесь активно действовала братская православная школа, чья история неразрывно связана с именем известного белорусского философа, просветителя, писателя и монаха Симеона Полоцкого. В родном городе будущий монах Симеон получил начальное образование, а затем с 1637 по 1651 год учился в Киево-Могилянской коллегии, которая в то время была крупнейшим и главным православным центром гуманитарного и богословского образования. В 1653 году знаменитый полочанин завершил обучение в Виленской иезуитской академии. В это время продолжало пылать начавшееся в 1648 году знаменитое восстание Богдана Хмельницкого, переросшее в полномасштабную народно-освободительную войну в Речи Посполитой, а затем и войну Речи Посполитой с Царством Русским.

Царь Алексей Михайлович вступил в войну на стороне Малой и Белой Руси, защищая единоверцев. 16 июня 1654 года воевода Василий Шереметев недалеко от Полоцка у деревни Юровичи нанёс сильное поражение польскому войску князя Соколинского, а 17 июня вошел в Полоцк. Полочане с воодушевлением встретили русские войска, только семь горожан пожелали уйти из города, остальные присягнули царю русскому. Симеон торжественно встречал войска единоверцев вместе со своими учениками и написал знаменитые «Метры на пришествие во град отчистый Полоцк пресвелого благочестивого и христолюбивого государя Царя и Великого князя Алексия Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России самедержцы»: «А днесь послал нам царя, который выбавил з недоли народ руский, потвары избавил. Царствуй же многа лета, правоверный царю, личы часто трыумфы з божиего дарю».

В 1667 году был заключён Андрусовский мир, по которому к Царству Русскому отходила Левобережная Украина. Но правобережные украинские земли и Белая Русь вновь оказались под властью Речи Посполитой. До воссоединения белорусов с Россией оставалось ещё больше века. Свою первую поездку в Москву Симеон Полоцкий совершил ещё в 1660 году. Он удостоился приёма у царя Алексея Михайловича в Кремле, читал ему свои стихи и произвёл на российского самодержца очень хорошее впечатление. Алексей Михайлович не забыл о талантливом монахе-преподавателе и в 1664 году пригласил его в Москву, поручив ему воспитание своих детей – Фёдора и Петра, будущего первого российского императора.

С появлением Симеона Полоцкого в Москве второе рождение получило искусство проповеди. В российской столице не было таких ярких и образованных богословов, поэтому вместо проповедей читали тексты книг. А Симеон написал свыше 200 проповедей, затрагивающих те или иные проблемы соплеменников. Он способствовал появлению первого театра и написал специально для него две комедии. В 1679 году Симеон составил проект указа о создании Славяно-греко-латинской академии, мечтая создать учебное заведение, в котором по примеру Киево-Могилянской академии будут использоваться все лучшие достижения западной и восточной науки и культуры. Этот проект намного опередил своё время. По сути, речь шла о создании первой российской академии наук. Но задуманному белорусским просветителем и русским царём не суждено было исполниться – в 1680 году Симеон Полоцкий умер. Его с почестями похоронили в Заиконоспасском монастыре. Все свои сбережения Симеон завещал полочанам.

А в белорусских землях наступали тяжёлые времена. 26 августа 1696 года польско-литовская шляхта постановлением всеобщей конфедерации сословий Речи Посполитой вынесла запрет на использование русского (белорусского) языка в качестве государственного и литературного: «pisarz powinien po polsku, a nie po rusku pisac» («писарь должен по-польски, а не по-русски писать»). Это решение перечёркивало вековые традиции и культурное наследие Великого княжества Литовского и Русского.

Пётр Великий всегда помнил о своём первом учителе. Он посетил Полоцк при первой возможности, когда во время Северной войны прибыл 10 июля 1705 года в город для непосредственного руководства войсками. Пётр был прекрасно осведомлён о тех несправедливостях и ущемлениях, которые испытывала в Речи Посполитой православная церковь и со стороны католиков, и со стороны униатов. Особенную неприязнь у Петра вызывала личность униатского епископа Иосафата Кунцевича, который отличался особым ожесточением в гонениях на православных. Больше пяти лет он продержал закрытыми все православные храмы в Орше, Могилёве, Витебске и Полоцке. При попытке Кунцевича расправиться с православным священником в Витебске чаша терпения была переполнена. Колокола городской ратуши ударили в набат, несколько тысяч горожан сошлись на вече, после чего двинулись к хоромам Кунцевича, где убили его, протащили тело по улицам города и утопили его в Западной Двине.

При посещении города в униатском Софийском соборе Пётр увидел икону Кунцевича. Вспыхнула ссора. Разгневанный Пётр и его свита перебили дерзких униатских священников, кричавших царю, Меньшикову и их людям: «Схизматики!» В итоге Пётр закрыл и униатский Софийский собор, и униатский же монастырь. В Полоцке Пётр I находился месяц, и за это время был разработан план подвижной войны с шведским королем – «братом Карлом». В городе до сих пор сохранился дом, где жил царь, он так и называется – «Домик Петра Первого».

Но полное освобождение от польско-литовской власти пришло к полочанам только на рубеже XVIII-XIX веков. 28 мая 1772 года Россия, Пруссия и Австрия заключили конвенцию, согласно которой к России от Речи Посполитой отошли Полоцкое, Витебское и Мстиславское воеводства. Правобережная часть Полоцка воссоединилась с Россией. Речь Посполитая переживала глубокий упадок всех сфер государства, поэтому её дальнейшие разделы были лишь вопросом времени. В 1793 году к России отошла и левобережная часть Полоцка, а к Полоцкому наместничеству были присоединены Лепельский уезд и остававшаяся под властью поляков часть Полоцкого воеводства.

Прекратился произвол великокняжеских и королевских наместников, захват феодалами городских земель. Это сразу же привело к росту и развитию ремесла и торговли. Полоцк стал заметно расти. Всего за сорок лет нахождения в составе России население города увеличилось в 3,5 раза!

Город мог бы развиваться и дальше, но началась война. В ночь на 12 июня 1812 года войска французского императора Наполеона Бонапарта перешли Неман. Недалеко от Полоцка по приказу М.Б. Барклая де Толли был оставлен корпус П.Х. Витгенштейна, который насчитывал всего 18 тысяч человек и должен был прикрыть дорогу на Петербург, чтобы не пропустить французов к российской столице. 18-19 июля у деревни Клястицы произошло упорное сражение – русские войска заставили французов отступить. Во время преследования возле деревни Сивошино был смертельно ранен генерал Я.П. Кульнев, воевавший ещё с А.В. Суворовым. Перед смертью он обратился к своим офицерам: «Снимите с меня Георгиевский крест. Пусть неприятель не знает, что ему удалось убить русского генерала. Не уступайте ни пяди земли. Спасайте Отчизну». С Витгенштейном французы в итоге так ничего и не смогли сделать – русские войска, как вкопанные, стояли на позициях у Сивошино, а французы отошли в Полоцк.

Часть польско-литовской шляхты, надеявшаяся на восстановление на французских штыках Речи Посполитой, пошла на службу к Наполеону и рассчитывала сделать своими союзниками и белорусских крестьян. Но не тут-то было – почти на всей территории Беларуси разгоралась самая настоящая партизанская Отечественная война против иноземных захватчиков и их местных прислужников, из которых французы сформировали местный административный аппарат. Крестьяне собирались в отряды, вооружались косами, топорами, захваченным у французов холодным и огнестрельным оружием. Помощь польско-литовской шляхты захватчикам вызывала у крестьян неподдельный гнев. Это часто выливалось в поджоги и разгромы шляхетских имений. Так, крестьяне деревни Смолевичи Борисовского повета под предводительством Прокопа Козловского сожгли имение Радзивилла вместе с самим его хозяином.

8 октября 1812 года Полоцк был освобождён. О накале сражения говорят цифры потерь – французы и русские потеряли по 7 тысяч человек. Многие погибшие русские воины были похоронены на историческом холме возле Софийского собора. В 1850 году здесь по указу императора Николая I был установлен величественный памятник, в открытии которого участвовал наследник престола будущий император Александр II. В 1912 году состоялось празднование 100-летия освобождения Полоцка от французских войск. Прибыли представители полков, участвовавших в сражении, в честь них к памятнику были прикреплены мемориальные таблички. В начале 1930-х годов памятник был снесён «на металл для нужд первой пятилетки» и восстановлен только в 2008 году. И теперь он вновь сияет своим великолепием, вселяя в сердца полочан гордость за деяния предков и напоминая о таком трудном, но и славном 1812 годе.

Учитывая значение Полоцка, Николай I предписал создать в нем кадетский корпус на 400 мест. Корпус был призван стать опорой государства, культурным и просветительским центром, дающим высокий уровень образования, которое в обязательной степени должно было сочетаться с формированием ясной патриотической позиции. Полоцкий кадетский корпус был торжественно открыт в день рождения Николая I 25 июня 1835 года. В 1910 году в корпусе состоялось торжественное открытие бюста героя Порт-Артура генерала Р.И. Кондратенко – выпускника 1874 года. Тогда же учебному заведению было присвоено имя знаменитого генерала. Полоцкий кадетский корпус прекратил своё существование в Гражданскую войну, а его последних воспитанников и выпускников разбросала по свету грозная стихия русской революции.

Полоцк разделил суровую судьбу всего нашего народа и в годы Великой Отечественной войны. 4 июля 1941 года части 3-й немецкой танковой группы Гота захватили плацдарм на правом берегу Западной Двины у городка Дисна. Полковник А.И. Зыгин решительной контратакой частей вверенной ему 174-й дивизии сбросил врага в реку. Плацдарм фашисты отвоевали лишь через несколько дней, подтянув резервы. К 10 июля советские войска повсеместно от Полоцка до Жлобина вынуждены были отступать. Против державших оборону шести советских дивизий наступали 16 немецких. Фашистам удалось окружить защитников Полоцка. Тогда полковник А.И. Зыгин по приказу командования ночью 16 июля начал вывод 174-й дивизии из Полоцка и с боями смог вырваться из окружения. Оборона Полоцка стала одной из славных страниц Великой Отечественной войны. Под Полоцком фашистов удалось задержать на две недели, что во многом помогло сорвать план Гитлера по проведению молниеносной войны против СССР и получить такое нужное время для организации обороны Москвы.

16 июля 1941 года фашисты вошли в Полоцк. Из отщепенцев и предателей в городе сформировали городскую управу. Немцы начали расправляться с полочанами, а чтобы уничтожить как можно больше людей, организовали в городе два концентрационных лагеря – один для военнопленных, другой – для гражданского населения. За время оккупации фашисты уничтожили 150 тысяч мирных жителей и военнопленных. Но полочане, как и весь советский народ, не покорились врагу. Уже в сентябре 1942 года партизанами была очищена от гитлеровцев большая часть Полоцкого района, полностью освобождены районные центры Россоны, Бегомль, Ушачи. Они так и остались свободными от гитлеровцев. В Витебской области были сформированы 1, 2, 3 и 4-я Белорусские и 1 и 2-я Витебские партизанские бригады. Здесь в общей сложности действовало 36 партизанских бригад, объединявших около 40 тысяч вооруженных бойцов, не считая нескольких тысяч подпольщиков и скрытых партизанских резервов. Подпольные группы в Полоцке распространяли листовки о положении на фронте, организовывали побеги военнопленных из концлагеря, в интересах Красной армии собирали разведданные.

В конце сентября 1943 года войска Калининского фронта начали наступать в направлении Витебска. До конца года часть Полоцкого района оказалась освобождённой от врага, но противник сопротивлялся упорно, и Полоцк был освобождён только на следующий год во время победоносной наступательной операции «Багратион».

Город был сильно разрушен, но в послевоенные годы, словно птица-феникс, восстал из пепла. Ныне это настоящий музей под открытым небом, который по количеству памятников и исторических мест, сосредоточенных на сравнительно небольшой площади, не имеет аналогов в Белоруссии.

Древний Полоцк, отметивший своё 1150-летие, всей своей историей тесно связан с историей как Белоруссии, так и России. Он навсегда остался символом общерусского единства, нашей общей судьбы и истории.

Яндекс.Метрика