Сайт о Городе и для Города

Как жили полочане

Просмотров: 735
О ГородеТайны полоцкой истории

Автор: Андрей Геращенко


В средние века население Полоцка было весьма пёстрым и сильно отличалось как по роду деятельности, так и по своему достатку и богатству. Самой привилегированной прослойкой населения в XIV-XV веках было боярство. Чтобы подчеркнуть их особое положение, великий князь литовский и русский Витовт в конце XIV века издал специальную грамоту, согласно которой его наместник, управлявший Полоцком, мог производить суд над мещанами только в присутствии бояр и мещан.

К концу XV века полоцкое боярство владело многочисленными домами и территориями внутри городской черты, во многом контролировало внешнюю торговлю и играло ведущую роль во всех городских общественно-политических отношениях. Особенно выделялись среди прочих богатые и влиятельные бояре Селявы и Корсаки.

Сразу за боярами шли мелкие или, как их иначе называли. «служивые» землевладельцы – так называемые городские, или же замковые дворяне, которые тоже имели землю и постройки, но в гораздо меньших, чем бояре, размерах. Хотя самые зажиточные дворяне приближались по уровню своего влияния и богатства к наименее влиятельным и богатым боярам, иногда переходя в их число.

В городе были и представители военного сословия – так называемые панцирные, или путные бояре. Они занимались охраной города, а также вопросами транспорта.

На особом положении находилось православное духовенство, внутри которого были также хорошо заметны как имущественные различия, так и разница во властных полномочиях. Наивысшим, самым привилегированным слоем духовенства были высшие иерархи церкви. К ним относились архиепископы, епископы и игумены (настоятели монастырей, руководившие их жизнью). Помимо чисто религиозного влияния высшее духовенство играло значительную роль в общественно-политической жизни и торговле. По-сути, отдельные структуры церкви напоминали обширные феодальные имения – так же, как и бояре, храмы и монастыри владели большим количеством крестьян, вели внешнюю торговлю. Большие владения имел Софийский собор. Характерен и пример мужского монастыря Иоанна Предтечи, располагавшийся на острове посередине Западной Двины, но имевший множество и других земель, населённых крестьянами. Монастыри имели право вершить суд на своих территориях над крестьянами, которыми они владели.

Боярство и церковь занималось торговлей, но по-настоящему ею жило купечество, обладавшее значительным влиянием. Многие договоры, в том числе и международные, заключались в интересах полоцких купцов. Умело торгуя и богатея, купечество скупало дома и землю. Самые удачливые купцы со временем выбивались в бояре. Купцы считались мещанами. Наиболее известными купеческими фамилиями Полоцка были Булавины, Козчичи, Сущевичи, Мелешковичи, Сорочковичи.

Более мелкие торговцы вместе с ремесленниками – рукодельными людьми, составляли значительное большинство горожан. Общим названием этой группы было понятие «чёрные люди». Они вовсе не были бесправными, а в трудные, военные времена, именно из «чёрных людей» формировались основные военные силы Полоцка.

Были, конечно же и те, кто составлял городские низы – слуги, закладни, холопы, робы, которые чаще всего принадлежали на правах собственности боярам и церкви. Их могли даже продать и купить. Но они всё же составляли меньшинство населения. Некоторые из них, считаясь собственностью своего господина, могли жить отдельно и даже вести торговлю. Иногда они убегали, отказывались служить. Население Полоцка иногда принимало их сторону. Тогда феодалы вынуждены были уступать и отпускали своих слуг на волю.

У всех полочан, если не считать городские низы, было очень развито чувство собственного достоинства. Об этом говорят подписи, используемые жителями Полоцка в тех или иных документах: «мужи полочане», «добрые люди полочане».

Все эти, такие различные группы людей, должны были взаимодействовать, разрешать те или иные конфликты, развивать город. Большинство вопросов решалось на вечевых собраниях. В этом смысле общественное городское устройство Полоцка во многом напоминало устройство Новгородской вечевой республики, однако Полоцкое вече было не заимствованным, а выработанной самими полочанами нормой городского самоуправления.

Вечевые собрания происходили по мере необходимости при решении важных городских и государственных вопросов. Они всегда были многолюдными и шумными – люди открыто выражали своё мнение, призывали поддержать свои взгляды. Чаще всего собрания устраивали на площади перед Софийским собором. В вече участвовали все свободные мужчины Полоцка, кроме находящихся в личной зависимости от своих господ холопов, то есть подавляющее большинство горожан. На вечевые собрания в Полоцк приходили даже жители окрестных посёлков. В этом смысле Полоцк по своему самоуправлению был близок к древнегреческим городам-полисам – Афинам, Спарте, Фивам и другим. Наиболее влиятельной частью вечевого собрания были конечно же бояре и купцы, которые, тем не менее, вынуждены были искать поддержки у горожан. Церковь также влияла на вечевые решения. Однако делала она это чаще всего через своих представителей среди тех или иных социальных групп, хотя при необходимости и сами иерархи принимали участие в собраниях, выступая в нужный момент перед полочанами.. Уже тогда было распространено многое из того, что сегодня называют «нечестными выборными технологиями» - голоса полочан пытались подкупать, во время выступлений не всегда говорили правду. Но это была всё же самая настоящая городская республика.

Со временем, используя своё влияние и деньги, боярство и купечество постепенно расширяли свои права.

Влияние вече было столь велико, что в нём принимали участие даже удельные князья, а впоследствии – и пришедшие им на смену наместники великого князя. Указы и другие решения, которые принимались на вече, были обязательными для их исполнения и в самом Полоцка, и в окрестных поселениях. Именно от имени вече заключались договоры с другими городами и даже государствами – Ливонским орденом, Ригой, русскими княжествами. Вече также ведало вопросами торговли. На нём избирали специальных представителей, которые распоряжались скрыней (так полочане называли городскую казну). Здесь мы также видим много общего с греческими городами-государствами.

Полоцкое вече играло большую роль и в политической борьбе. Вече даже могло в отдельных случаях как призвать князя, так и изгнать его. Так, в 1381 году полочане решением вече изгнали из города князя Скиргайлу. Также на вече получил поддержку великий князь литовский и русский Свидригайло, который в 1432 году при поддержке удельных русских князей провозгласил создание Великого княжества Русского.

Вече, как важнейший инструмент регулирования общественно-политической жизни Полоцка, существовало около 400 лет – в XII-XV веках. В этом смысле Полоцк намного превосходил по степени демократичности в организации самоуправления как города Западной Европы, так и города Московской Руси.

Постепенно вся власть была сосредоточена в руках наместника и самых богатых людей города. Вече почти утратило своё значение к концу XV века, что в значительной степени было связано с тем, что в отдельных, наделяемых такой привилегией городах Великого княжества Литовского и Русского по примеру Польши вводилось Магдебурское право на городское самоуправление, которое, в сравнении с вечевым способом решения накопившихся проблем, было во многом шагом назад, так как резко сужался круг людей, которые реально могли влиять на принимаемые решения.

Тем не менее, вечевые времена не прошли просто так – ремесленно-торговый полоцкий люд, ещё не забывший о былых вольных временах, продолжал бороться за свои права, потому что Магдебурское право ещё нужно было получить.

Эта борьба горожан за свои права против засилья наместников великого князя увенчалась успехом, и в 1498 году Полоцк получил Магдебурское право на самоуправление. Впрочем, радость мастеровых людей и мещан была недолгой – уже в 1499 году были резко расширены права шляхетско-боярской верхушки города. В итоге Полоцк получил очень урезанное и ограниченное право на самоуправление, не идущее ни в какое сравнение со временами вечевой демократии.

Согласно новым порядком главой Полоцка становился войт, которого из числа шляхтичей назначал великий князь. При войте была рада из 20 человек, во главе с двумя бурмистрами из числа радцев – католическим и православным. Влияние Рима в вопросах религии ощущалось всё сильнее. Рада, бурмистры, судьи и другие чиновники все вместе составляли магистрат, в котором главную роль играли зажиточные и влиятельные горожане.

В XVI веке в общественной жизни постепенно происходили изменения. На верху социальной лестницы остались только те бояре и дворяне-землевладельцы, которые занимались торговлей. Богатели и купцы, среди которых выделялся состоятельный торговец Яков Ходыка. Постепенно развивалось и ремесло – в Полоцке в это время было не менее 19 видов мастерства и 30 профессий. Ценились ремёсла, так или иначе связанные с тем, что Полоцк был крупным речным торговым портом – кормщики, работные люди или молодцы, составлявшие основу команды судов, пильники, обручники, изготовлявшие паруса холщевники, бочары. Для нужд крепости и внешней торговли требовались бронники пищальные, кузнецы пищальные, сабельники, пороховники и другие военные мастера.

Город рос, рада увеличилась с 20 до 24 человек, а бурмистров стало также в два раза больше – 4. Суд разделили на радецкий, занимавшийся вопросами торговли, и лавный, занимавшийся бандитизмом, воровством и другими преступлениями.

В XVII веке в Полоцке получило широкое распространение цеховая форма развития ремесла, когда мастеровые ремесленные люди сходных профессий объединялись в цеха, которые назывались братствами. Во главе братства стоял староста. В середине XVII века в Полоцке было 7 братств, объединявших 19 профессий. Количество профессий также увеличилось – в городе работали шапочники, скорняки, портные, сапожники, кожевенники, слесари, кузнецы, котельщики, ювелиры, мечники, гончары, каменщики, печники, кирпичники и другие. Братства были сложно организованы – во главе стоял староста, чуть ниже стояли министры, братья (мастера), которые делились на старших и младших (смотря сколько кто работал). Ещё ниже – челядники, товарышы (подмастерья). Были подмастерья «с копы» (получавшие часть общего заработка со всего сделанного) и подмастерья «с мыта», которым платили за каждую конкретную работу. Им помогали пахолики, пахолки (подмастерья). Низший уровень братств состоял из хлопцев и учней (учеников). В братствах была строгая дисциплина. Нелегко было стать даже учеником, не говоря уже о том, чтобы постепенно продвигаться по профессиональной лестнице вверх. Подмастерьем можно было стать, только внеся в кассу братства плату и отработав установленный срок полуподмастерьем. А перейти в мастера и того труднее – необходим был большой стаж работы, гораздо больший денежный взнос. Но и это не всё – желающий стать мастером сдавал экзамен – он должен был показать своё мастерство и «робить штуку», то есть какое-то особенно отменно сделанное изделие. Если «штука» не всем нравилась, что бывало гораздо чаще, кандидат в мастера обязан был заплатить 15 злотых в казну братства (а это тогда были немалые деньги), а также угостить старосту и мастеров цеха вкусным и богатым ужином. Только тогда подмастерье становился младшим мастером и лишь после определённого срока приобретал все права мастера данного братства. Понятно, что на все эти перемещения по «должностной лестнице» часто требовались годы и даже десятилетия. Братства были замкнутыми союзами, ревниво оберегающими свои права – в Полоцке запрещалось продавать привозные изделия, которые изготавливались в существующих братствах. Талантливые, но бедные подмастерья часто так и не добивались звания мастера. Всё это тормозило развитие и самого ремесла, и торговли. К постепенному упадку торговли приводили и многочисленные бесчинства польско-литовской шляхты, которая наподобие разбойников шныряла по лесам и дорогам в поисках добычи. Мало слушаясь короля или великого князя. Во время одного из таких жестоких нападений шляхты в 1574 году на караван из 70 купцов, следовавший из Полоцка в Москву, шляхтичи убили 40 купцов и отняли все деньги.

В начале XVII века в Полоцке резко усилился религиозный гнёт. Особенно прославился униатский архиепископ Иосафат Кунцевич. Чтобы заставить православных перейти в униатство, он разрешал хоронить умерших православных только по униатскому обряду. Когда однажды православный мещанин вопреки этому похоронил своего сына, Кунцевич приказал раскопать могилу, достать покойника и похоронить лишь после совершения униатского обряда. Надо ли говорить, какую ненависть такими своими действиями вызывал этот архиепископ у полочан. Православные Полоцка, Вильно, Витебска и Орши заключили против Кунцевича тайный союз. В 1623 году в Витебске произошло восстание, в ходе которого Кунцевич был убит. В этом восстании активное участие принял полочанин Пётр Васильев.

Против восставших были проведены жестокие репрессии, однако, чтобы как-то снять накал противостояния, польский король Владислав IV в своей грамотой в 1633 году подтвердил все прежние права Полоцка (достаточно урезанные). Количество бурмистров увеличили до 6, а лентвойт (заместитель войта) назначался указом короля.

В XVIII веке одни ремёсла развивались, другие приходили в упадок. Распространение получили котельницкая, слесарная, серебряная профессии, которых в XVII веке ещё не было. Больше стало кузнецов и сапожников, зато меньше портных, гончаров и плотников. По-прежнему, как и раньше, много полочан трудилось на Западной Двине. Мало кто знает, что один из пригородов Полоцка – Экимань, служил местом производства небольших судов, ходивших по реке, которые так и назывались – екуманки.

Братства постепенно утрачивали свои позиции, появлялись мелкие мануфактуры и производства. Постепенно зарождались ростки будущих капиталистических отношений. Например, гарбарня Марка Лукашевича в год выделывала 1 тысячу шкур.Общий упадок Речи Посполитой сказывался и на развитии ремёсел и производств. Шляхта продолжала свои грабежи и бесчинства. Во многом свои надежды полоцкие купцы связывали с Россией. И это было хорошо объяснимо – с целью поддержки православия в 1722 году Пётр Первый наделил Богоявленский православный монастырь грамотой, разрешавшей приезжать в Ригу для торговли не только самим монахам, но и мещанам и купцам, так или иначе связанным с монастырём.

Яндекс.Метрика