Сайт о Городе и для Города

Я доктор Скорина

Автор: Андрей Геращенко


Франциск Скорина был очень одарённой личностью с поистине энциклопедическими познаниями и во многом стал нашим первопроходцем, положив начало белорусскому книгопечатанию. Но помимо этого Скорина активно занимался философией, наукой, просветительством, медициной, поэзией. По широте и многогранности интересов и значению для
белорусской истории Скорину вполне можно сравнить с российским учёным и подвижником Михаилом Ломоносовым.

Точная дата рождения прославленного книгопечатника неизвестна, однако большинство учёных и исследователей полагают, что родился он примерно в 1490 году в Полоцке. Его отец, Лука, был известным далеко за пределами Полоцка мастером по обработке и отделке шкур – отсюда произошла и их фамилия. Шкуры, выделанные знаменитым Лукой Скориной, охотно покупали не только дома, но и далеко за пределами Великого княжества Литовского – в польских, немецких, шведских и русских городах.

Сама семейная обстановка, в которой рос Франциск, способствовала пробуждению интереса к знаниям, к другим городам и странам – о них много рассказывал отец и его товарищи по ремеслу и торговле. Дома Скорина выучил кириллический алфавит и познакомился с Псалтырью. Именно оттуда, из самого детства в отчем доме Скорина почерпнул и сохранял всю свою жизнь любовь к родному Полоцку, который он часто называл славным.

В Полоцке Франциск Скорина получил своё первое, причём основательное школьное образование. Чтобы изучать науку, в то время обязательно нужно было знать латынь, и Франциск изучил её, обучаясь при одном из костёлов в Полоцке, а по другим данным – затем и в Вильно.

Кожевенное дело отца приносило семье Скорины некоторый доход и это позволило продолжить учёбу Скорины, который уже тогда отличался успехами и пытливостью ума, за пределами родного города – в 1504 году Франциск становится студентом Краковского университета. После двух лет учёбы Скорина получил учёную степень бакалавра философии. Но на этом пытливый белорус не остановился и продолжил учёбу, получив также и степень доктора вольных искусств. В это же время он серьёзно увлёкся медициной.

Полученное образование уже могло дать молодому учёному средства для самостоятельного существования, но он хотел учиться дальше.

К концу 1512 года Скорина уже владел основательными знаниями в области медицины и в ноябре прибыл в Италию в город Падую, который славился своим медицинским университетом и школой учёных-гуманистов. Франциск обратился к медицинской коллегии Падуанского университета принять у него экзамен на знание медицины.

Коллегии он был представлен, как «…некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран…, господин Франциск, сын покойного Луки Скорины из Полоцка, русин...».

Получив допуск, Скорина выдержал сложнейший экзамен – два дня он участвовал в диспутах с лучшими медицинскими светилами Падуанского университета.

9 ноября 1512 единогласным решением коллегии ему было присвоено учёное звание доктора медицины. Так не дворянин, а сын простого купца средней руки Франциск Скорина поднялся к самым вершинам европейской научной мысли. Это дало право Скорине впоследствии подписываться: «я – доктор Скорина», «избранный муж», «в лекарских науках доктор», «в науках и лекарстве учитель».

Падуанский университет до сих пор помнит об этом факте – в специальном зале «сорока» размещены портреты наиболее выдающихся выпускников. Портрет полочанина Франциска Скорины располагается вторым сразу за портретом Галилео Галилея.

Ещё обучаясь в Краковском университете, Скорина познакомился с работой университетской типографии. Наверное, уже тогда он задумался о том, чтобы начать печатать книги для белорусов на родном языке. Кроме того книгопечатание в те времена в случае удачи приносило хороший доход.

Не сохранилось точных данных о том, где жил и чем занимался Скорина следующие пять лет после того, как получил звание доктора медицины в Падуе. Но мы вполне можем предположить, что несколько лет он потратил на подготовку к изданию Библии на русском языке. Почему именно Библии? В то время светской литературы практически не существовало – поэтому печатали церковные книги. А Библия, как самая популярная и главная, была наиболее востребованной. Кроме того, именно на Библии были основаны основные морально-этические нормы средневековья. Скорина хотел приобщить к этому знанию и белорусов – напечатанная книга открывала широкие возможности, потому что православные жители Великого княжества Литовского и Русского того периода пользовались исключительно рукописными книгами, которые тщательно хранились в качестве большой ценности, переходили от одного поколения к другому и были достаточно редкими.

В качестве места для книгопечатания Скорина избирает Прагу, в которой ещё со времён гуситских войн соблюдалась традиция использования религиозной литературы для патриотического и гуманистического воспитания, а сам город был едва ли не столицей свободомыслия и просветительства. Опираясь на помощь ряда помощников, в том числе и своего брата Ивана Скорины, который после смерти отца взял в свои руки кожевенное производство, Франциск заказывает в Праге типографское печатное оборудование и готовится к изданию своей первой книги. Времени у него мало и приходится напряжённо работать – делать переводы Библии на русский язык, подбирать иллюстрации и элементы оформления – красивые завитушки, рамки, буквицы и узоры, а также писать комментарии и предисловия, которые в то время были зачатком литера туры светской – в них авторы могли высказывать свои мысли, обращаться непосредственно к читателям.

Первую свою книгу Скорина издал 6 августа 1517 года, а всего за три года с 1517 по 1519 он отпечатал 23 книги Библии Ветхого Завета под общим названием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного града Полоцька, богу ко чти и людем посполитым к доброму научению». Как видим, даже находясь далеко от Родины, он вспоминал о своём родном Полоцке. В первой Библии на русском языке Скорина разместил 50 иллюстраций, почти 1000 разнообразных графических украшений, завитушек, буквиц. Безусловно, это был настоящий прорыв в отечественном книгопечатании, та основа, на которую потому опирались многочисленные последователи Скорины, в том числе белорус Василий Тяпинский и русские перпопечатники Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец.

Интересно и само оформление Библии. На её титульном листе изображён сам Скорина, который держит в руках герб с рисунками месяца и солнца. Учёные считают, что этот солнечно-лунный герб указывает на основное предназначение Скорины, как доктора медицины – нести в мир знания, лечит человека и физически, и нравственно. По обе стороны от Скорины ещё два небольших изображения в виде гербов, которые держат дикие животные – весы и трапеция с крестом, которые символизируют самого человека, его мысли и чувства и путь к знаниям.

Использование таких символических гравюр было единственным и уникальным случаем при печатании Библии в Восточной Европе.

Полным изданием книг Скорины не может похвастаться ни одна библиотека мира, но благодаря факсимильному изданию (книги напечатаны точно в таком же виде, как и в первый раз) 23 книги, напечатанные Франциском Скориной в Праге, стали широко доступными в начале 1990-х годов благодаря издательству «Белорусская энциклопедия им. П.Бровки».

В Праге установлен памятник Скорине и посвящённая ему мемориальная доска.

В 1520 году Скорина возвращается в Великое княжество Литовское и Русское в Вильно. Его главными помощниками, оказывавшими ему поддержку деньгами, были Якуб Бабич и Богдан Онков. В доме Бабича Скорина устроил новую типографию.

Примерно в 1522 году в Вильно была отпечатана «Малая подорожная книжка», которая представляла собой сборник религиозных и светских текстов. В книге были также указаны даты зимнего и летнего солнцестояния, весеннего и осеннего равноденствий, указаны даты праздников, в том числе и даты пасхи, которая каждый год празднуется в разное время. Это была книга, рассчитанная на купцов, путешественников, да и просто интересующихся происходящими в мире событиями людей. Но в Праге Скорина не успел перевести и отпечатать всю Библию. Почему же он не продолжил это дело в Вильно? Некоторые исследователи думают, что Библия не нашла своих покупателей в той мере, в какой на это рассчитывал сам Скорина и Франциск решил попробовать что-то новое.

Ещё когда Скорина был в Праге, Богдан Онков, который часто выезжал по делам в русские земли, пытался узнать, можно ли продать книги Скорины в Москве. Да и сам Франциск посетил русскую столицу в середине 1520-х годов. Поездка эта была неудачной. Консервативно настроенное московское духовенство не хотело признавать книги Скорины, которые были изложены не на церковно-славянском, а на современном Франциску русском разговорном языке, которым пользовались как жители Великого княжества Московского, так и жители Великого княжества Литовского и Русского. Для самого Скорины, впитавшего в себя гуситское вольнодумство пражских улиц, было непонятно, почему книги на родном языке церковные иерархи не хотят признавать, ведь именно так и можно было познакомить с ними жителей обоих княжеств. Ведь так же поступили и в Праге, переведя Библию полностью на чешский язык. Но преодолеть сопротивление церкви ему не удалось - по советам духовенства московский князь изгнал Скорину, а его книги, объявленные «еретическими», были публично сожжены, хотя многие факты говорят о том, что часть тиража уцелела и распространилась по Москве.

В марте 1525 года Франциск Скорина издаёт в Вильно свою последнюю книгу «Апостол». Но разбогатеть ему так и не удалось – белорусский книгопечатник, свободный от многих вековых условностей и предубеждений, намного обогнал своё время, и само общество пока ещё не было готово к тому, что он предлагал.

В конце 1520-х годов Франциск Скорина женился на вдове виленского купца Маргарите. Это позволило ему улучшить своё финансовое положение. Вместе с женой Франциск помогает своему брату Ивану торговать шкурами.

Но Скорину, как настоящего учёного, больше интересует наука и книгопечатание. Франциск много путешествует по Европе. В Виттенберге он встречается с Мартином Лютером, который в это же время переводит и готовит к изданию протестантскую Библию на немецком языке. Лютер был доктором теологии и Скорина хотел ближе познакомиться с известным основателем протестантизма. Но недоверчивый и скрытный Лютер посчитал Скорину католическим шпионом и на контакт не пошёл.

Уехав в Пруссию в Кёнигсберг, Скорина хотел организовать там книгопечатание, пользуясь поддержкой герцога Альбрехта Гогенцоллерна, но в 1529 году в Познани умер его брат Иван, и Франциск вынужден был уехать, чтобы заняться вопросами наследства. В начале 1530 года Скорину настигло новое несчастье – в большом пожаре в Вильно, когда сгорело большинство домов, трагически погибла и его жена Маргарита.

Скорина возвращается в Вильно, где у него остался малолетний сын, судится с родственниками из-за наследства брата и принимает приглашение виленского католического епископа Яна стать его личным врачом и секретарём.

Но в 1532 году на него вновь подают в суд евреи-ростовщики из Варшавы из-за старых долгов Ивана, и Скорина на 10 месяцев попадает в тюрьму.

В середине 1530-х годов Скорина уезжает в Прагу – город, где прошли лучшие годы его творчества, и сразу же становится личным врачом и садовником чешского короля Фердинанда I Габсбурга в королевском замке на Градчанах.

Умер Скорина примерно в 1552 году в Праге.

Как это часто бывает при жизни людей, которые значительно опережают своё время, Скорина, несмотря на всю свою известность, так и не был по-настоящему оценён на Родине. Хотя всю жизнь любил свои родные места, считая это естественным чувством для любого человека и даже просто живого существа. Вот что писал по этому поводу сам Скорина: «Понеже от прирожения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя, птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя, рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя ... тако ж и люди, игде зродилися и ускормлены... к тому месту великую ласку имають».

Книги, изданные Скориной, оказали огромное влияние на всё белорусское и русское книгопечатание. Так, в Несвижских изданиях 1562 года зримо влияния шрифтов Скорины, также как и в первопечатных московских книгах 1564 года. Переводы, сделанные Франциском Скориной, сохранились в рукописях, а некоторые книги даже остались в церковно-славянском тексте («Псалтирь», «Апостол»). Острожская Библия 1581 года, утвердившая церковно-славянский текст Библии в юго-западной Руси, следует в ряде мест русскому тексту Скорины. Используя элементы белорусского наречия, Скорина заложил основы для формирования письменного языка Юго-Западной Руси.

Имя Франциска Скорины неразрывно связано с историей Беларуси и Полоцка. В Полоцке в 1974 году был установлен памятник знаменитому белорусскому просветителю и учёному.

Яндекс.Метрика