Сайт о Городе и для Города

Домик Петра Первого

Просмотров: 662
О ГородеТайны полоцкой истории

Автор: Андрей Геращенко


Внимание туристов, прогуливающихся по Нижне-Покровской улице, часто привлекает небольшой домик с установленным перед ним памятником русскому писателю Льву Толстому*. Но, вопреки ожиданиям гостей города, этот дом связан не столько с именем знаменитого русского писателя, сколько с деятельностью и жизнью знаменитого императора-реформатора Петра Великого. Дом был построен в конце XVII — начале XVIII веков с использованием элементов стиля барокко. Во время Северной войны 1700-1721 годов Пётр около месяца жил здесь в 1705 году и руководил действиями русских войск. В память об этом событии на здании укреплена памятная табличка. С тех пор за зданием и закрепилось на века и дошло до нанего времени его неофициальное название – Домик Петра Первого».

Вступив на престол в 1689 году, Пётр прекрасно осознавал, что Россия нуждается в выходах к Балтийскому и Чёрному морям, которых она была лишена в минувшие века. Балтийское море контролировала Швеция, а Чёрное – Османская империя. По сути, для проведения торговли Россия располагала единственным морским портом – Архангельском. Но в зимнее время Белое море замерзало, и торговля надолго замирала.

Швеция находилась в периоде своего наибольшего могущества и владела не только бывшими русскими землями на Балтии, но и Финляндией, Латвией, Эстонией, Норвегией, частью Дании, Померании. Если не считать небольших участков побережья Балтийского моря, которые оставались под властью Речи Посполитой, Пруссии и Дании, это море можно было смело назвать «шведским озером». Швеция имела самую сильную армию и военный флот того времени.

В 1699 году между Саксонией, Речью Посполитой, Данией и Россией был заключён военный Северный союз против Швеции – во всех трёх государствах понимали, что шведы не собираются останавливаться и продолжат свои завоевания и при новом, юном шведском короле Карле XII, который вступил на престол в 1697 году в пятнадцатилетнем возрасте. Пётр пытался заключить мирный договор с османской империей и пока не вступал в войну, которая началась между Швецией с одной стороны и Данией и Речью Посполитой с другой. Карл XII достаточно быстро разгромил Данию. Армии Саксонии и речи Посполитой выдвинулись к Риге и попытался взять город, но это не удалось. После долгой осады польско-литовские войска вернулись в пределы Речи Посполитой.

В этих условиях в 1700 году Россия, заключив Константинопольский мирный договор, ещё не зная о капитуляции Дании, вступила в войну. В ноябре 1700 года Пётр первый осадил Нарву, но неудачно, и шведы смогли нанести русским чувствительное поражение. Посчитав русскую армию разгромленной, Карл XII вступил в пределы Речи Посполитой. Пётр Первый использовал это для реформирования армии и укрепления артиллерии – всего за год было отлито 300 новых пушек, для изготовления которых были даже сняты колокола с храмов. Дания к этому времени признала своё поражение и вышла из войны. Пётр Первый старался не допустить выхода из войны и Речи Посполитой. Во время встречи своей встречи с королём Речи Посполитой Авгуcтом II Пётр пошёл на большие уступки, обещая в течение двух лет оказывать Речи Посполитой финансовую поддержку и прислать на помощь 15-20-тысячную армию.

Россия не отказывалась и от прямых сражений со шведами. В 1702 году в Лифляндии произошло два крупных боя между русскими и шведскими войсками, окончившиеся победой русского оружия. Это было особенно важно и потому, что в Европе сложилось стойкое мнение о непобедимости шведской армии.

Осенью 1702 году русские взяли крепость Нотебург (бывший русский Орешек), а весной 1703 года и Ниеншанц, контролировавший устье Невы. Крепость Ниеншанц была срыта, а неподалеку началось строительство знаменитой Петропавловской крепости и нового города – Санкт-Петербург, которому было суждено стать столицей Российской империи. Для защиты нового города с моря в Финском заливе на острове Котлин была построена крепость Кронштадт. Россия продолжала утверждаться на Балтике, заняв Ям, Копорье, Мариенбург и другие города. В 1704 году пал Дерпт (древний русский город Юрьев), Нарва и Иван-город.

Тем временем вторгшийся в Речь Посополитую Карл XII в 1701 году одерживал одну победу за другой. Шведы вели себя на землях Речи Посполитой, как хозяева - отбирали имущество, грабили и убивали. Шведский король хотел сместить с престола Августа II, передав польскую корону более лояльному Швеции правителю. Война была крайне неудачной для Речи Посполитой – уже в 1701 году шведы заняли Варшаву, в 1702 году одержали победы под Торунью и Краковым, в 1703 году – под Познанью и Данцигом. Деморализованный сейм речи Посполитой объявил, что Август II низложен и избрал новым королём Станислава Лещинского, которого предлагали шведы. Но конференция шляхты в Сандомире не признала королём Лещинского. В Речи Посполитой началась гражданская война. Россия и Саксония, поддержав Августа II, начали боевые действия на территории Речи Посполитой.

В феврале 1705 года в Полоцк прибыла российская армия, возглавляемая Александром Меньшиковым. Для непосредственного руководства войсками 10 июля 1705 года в день своих именин в Полоцк прибыл и сам император Пётр Первый. Первым воспитателем ещё совсем юного Петра был Симеон Полоцкий, поэтому Пётр с интересом относился к полоцкой истории и самому городу. Он был прекрасно осведомлён о тех несправделивостях и ущемлениях, которые испытывала православная церковь и со стороны католиков, и со стороны униатов. Особенную неприязнь у Петра вызывала личность униатского епископа Иосафата Кунцевича.

Ещё в 1621 году К.Пашкевич писал, что «Польша цветёт латинством, Литва цветёт русскостью». Однако постепенно стала сужаться и сфера местного русского (белорусского) языка. Даже в униатских храмах, где в пику православным начали проводить богослужения не на церковно-славянском языке, а на русском, постепенно всё чаще стали звучать польские фразы и выражения. Тогда же начался и новый виток антиправославной деятельности центральных и местных властей. Насильно закрывались православные церкви, школы, участников православных братств отлучали от церкви, православных священников угрозами заставляли принимать унию. Нередки были и случаи избиений православных священников. Особенно отличился на ниве борьбы с православием униатский полоцкий Епископ Иософат Кунцевич. Более 5 лет он продержал закрытыми все православные храмы в Орше, Могилёве, Витебске и Полоцке. Православные горожане вынуждены были слушать службы за городом, зачастую и без священника – ему запрещалось жить в городе и округе. В Полоцке Кунцевич, узнав, что, несмотря на его запрет, на кладбище похоронили людей по православному обычаю, пришёл в ярость и велел выкопать трупы и бросить их собакам. В своих речах Кунцевич не раз подчёркивал, что он «волен топить неуниатов и сечь им головы». Подобное поведение Кунцевича привело к социальному взрыву – в 1623 году в Витебске при попытке Кунцевича расправиться с православным священником горожане ворвались в дом униатского епископа, убили его, проволокли по улицам города и утопили в Западной Двине. Волнения начались в Полоцке, Могилёве, Минске, Орше.

Властям с трудом удалось их подавить, и хотя зачинщики были казнены, а Витебск лишился Магдебурского права, было ясно, что такими крайними методами, которыми действовал Кунцевич, можно было принести больше вреда для унии, нежели пользы.

К окончанию правления Сигизмунда III в Минске из 13 бывших православных храмов в руках у униатов оказалось 12. Униаты захватили знаменитый Жировичский монастырь и полоцкий Софийский собор. В Витебске активно действовали католические и униатские храмы, а у православных остался лишь Марков монастырь, расположенный в рядом с городом. Всё это Пётр хорошо знал и, обладая взрывным и решительным характером, был полон решимости изменить ситуацию в пользу православия.

Однажды во время речной прогулки Пётр с приближёнными решили посетить Софийский собор, который в то время принадлежал униатам. Пётр и свита переходили от алтаря к алтарю. Возле алтаря с образом Кунцевича Пётр остановился и хмуро выслушал рассказ униатского священника о жизни покойного епископа. Священник знал об отношении Петра к Кунцевичу, однако стоял на своём, утверждая, что униатская вера правильная, а Кунцевич – святой. Это вызвало гнев российского императора, и он стал горячо возражать, напомнив об обстоятельствах смерти Иософата Кунцевича и о том, что униатского епископа убили православные, над которыми тот издевался, и сам Пётр – тоже православный и хорошо помнит о тех обидах. Но униатское духовенство, присутствовавшее в храме, стало говорить о том, что православные – это схизматики, чем, безусловно, они нанесли тяжёлое оскорбление российскому императору в присутствии его многочисленных подчинённых. Не в силах сдержать гнев от нанесённого ему оскорбления, Пётр выхватил кинжал и ударил им униатского священника. Меньшиков рубанул саблей второго. К ним присоединились остальные. В итоге было убито и скончалось от ран пять униатских священников. Взбешённый этим случаем Пётр закрыл и Софийский собор, и униатский монастырь.

Проведённый Петром Первым месяц в Полоцке был очень плодотворным. Царь, не теряя времени даром, разрабатывал план будущей войны. Помогало и то, что Меньшиков, имевший белорусские корни, активно использовал свои остававшиеся родственные связи. В результате русские знали обо всех передвижениях и планах шведов.

В конце 1705 года основные русско-польские силы сосредоточились в Гродно. В январе 1706 года Карл XII выдвинул к Гродно большие силы. 2 февраля этого же года шведы в битве при Фрауштадте разгромили вдвое превосходящую по численности саксонскую армию. Русские войска оказались в Гродно в непростом положении – в окружении и без надежды на помощь саксонцев. Но по приказу Петра Первого они совершили удачный манёвр, прорвали окружение и почти без потерь двинулись в сторону Украины. Шведы две недели собирали войска для погони, но так ничего и не достигли, надолго застряв в полесских болотах.

Осенью 1706 года Авгуcт II отказался от польского трона в пользу Лещинского и заключил мир со шведами. Но Авгуcт II не решился объявить о своём решении сразу, и, опасаясь реакции командующего русской армией Меньшикова, был вынужден принять участие в сражении со шведами 18 октября 1706 года при Калише. Битва закончилась разгромом шведов, но, несмотря на эту победу, Россия осталась без союзников. Несмотря на заключение сепаратного мира сопротивление Авгуcта II шведской армии сыграло значительную положительную роль для России, позволив Петру реформировать и укрепить свою армию.

В конце 1706 года Пётр собрал возле Львова генеральный совет, где было принято решение не вступать пока в генеральное сражение на территории Польши, но всячески тревожить шведов мелкими столкновениями.

В 1708 году шведы заняли Гродно и двинулись в сторону Сморгони, намереваясь дать генеральное сражение русской армии и прорываться к Москве. Началась маневренная война, в ходе которой русская конница и белорусские партизаны постоянно нападали на отдельные отряды противника, а также фуражиров, занимавшихся добычей продовольствия и корма для скота, устраивали завалы на дорогах. Под Гродно два неизвестных крестьянина даже предприняли попытку убийства Карла XII – шведский король лишь волей случая спасся от их выстрелов.

В белорусских землях шведы грабили и убивали местных жителей, жгли города. Белорусы активно поддерживали русскую армию – строили укрепления, часто выступали в роли проводников и разведчиков. Слуцкие кузнецы ковали для русской армии штыки – багеты. Активно оборонялись от шведов жители Могилёва. Пётр первый впоследствии даже разрешил за это могилевчанам свободно торговать по всей России.

Но шведы не оставляли своих попыток прорваться к Смоленску. 30 августа у села Доброе под Мстиславлем произошло крупное сражение, решившее судьбу планов шведского наступления на Москву. По указанию Петра генерал Михаил Голицын с восемью батальонами напал на шведский авангард генерала Росса. Бой продолжался несколько часов и сопровождался сильным огнем. Шведы не выдержали стремительного натиска русских, и только подход главных сил во главе с королем спас их от полного разгрома. Вскоре после этого сражения началась распутица, уставшая шведская армия не могла найти ни пропитания, ни крова, и король повернул на юг.

Из Риги на помощь Карлу XII двигался 16-тысячный корпус генерала Левенгаупта, который сопровождал огромный обоз с продовольствием, снаряжением и боеприпасами. Карл XII совершил серьёзную ошибку и, не дождавшись подхода Левенгаупта, двинулся на Украину. Тогда Пётр первый, сформировав особый летучий корпус 28 сентября у деревни Лесной, полностью разгромил Левенгаупта. Из 16 тысяч шведских солдат Левенгаупт привел на Украину чуть более 5 тысяч. 44 знамени, 17 пушек, 900 пленных солдат и весь обоз с продовольствием и боеприпасами достался победителям. 8 тысяч шведов было убито. Небольшие шведские отряды, рассеявшиеся по окрестным лесам, были уничтожены партизанами. Пётр Первый справедливо именовал битву при Лесной «матерью Полтавской победы», после которой стало ясно, что именно Россия одержит верх в долгой Северной войне. Вблизи Лесной в память о победе русских войск установлен памятник.

Сама Полтавская битва, которая была главным генеральным сражением русской и шведской армии, состоялась 27 июня 1709 года. На рассвете шведы двинулись к русскому лагерю, но попали под перекрёстный огонь, который русские вели из редутов – специальных укреплений. Через эти редуты шведы прорывались два часа и понесли большие потери. Затем началось само генеральное сражение. Шведам поначалу удалось потеснить центр русских войск, но положение поправил сам Пётр первый, самолично возглавивший контратаку русской пехоты. Русская конница зашла шведам в тыл и те, растерявшись и не выдержав натиска главных русских сил, побежали. «Шведы! Стойте! Позор вам!», - тщетно пытался остановить своих бегущих солдат лежащий на носилках со сломанной ногой Карл XII. Победа Петра была полной – 20 тысяч солдат и почти все генералы сдались в плен. Была захвачена вся артиллерия и 137 знамен. Шведы потеряли убитыми 9 тысяч, пленными – около 3 тысяч, тогда как русские потери составили 1345 человек убитыми и 3290 ранеными. Спустя три дня деморализованные остатки шведской армии во главе с Левенгауптом были окружены Меньшиковым и окончательно капитулировали. В плен попало ещё 19 тысяч шведов. Карл XII с небольшим отрядом бежал в Турцию.

Карл XII в 1714 году был выслан из Турции, так и не добившись её участия в войне с Россией, но продолжал грезить о победе над Петров, рассчитывая разгромить русских на море. Но Россия уже имела сильный флот, который разгромил шведские военно-морские армады в 1714 году у мыса Гангут, а шесть лет спустя у острова Гренгам. Швеция потерпела поражение и на море. 30 ноября 1718 года Карл XII был убит, и на престол взошла его сестра Ульрика Элеонора. Швеция была обречена в военном отношении.

10 сентября 1721 года был заключен Ништадский мир, завершивший долгую Северную войну. Ингрия, Лифляндия, Эстляндия и часть Финляндии отошли к России. Пётр «прорубил окно» в Балтику и Европу.

Границы Речи Посполитой остались прежними. Но совместная борьба против шведов, несмотря на разорения и трудности военного лихолетья, тяжело отразившегося на экономике и быте наших предков, ещё больше укрепила русско-белорусское единство. Поистине удивительно, что неприметный Домик Петра Первого на Нижне-Покровской улице в Полоцке напрямую связан со всеми этими грандиозными и такими теперь далёкими событиями.

В настоящее время памятника рускому писателю Льву Толстому у Домика ПетраI нет. В здании расположена стационарная выставка "Прогулка по Нижне-Покровской"

Яндекс.Метрика