Сайт о Городе и для Города

Большой пожар за две копейки

Просмотров: 634
О ГородеТайны полоцкой истории

Автор:  Денис Дук, кандидат исторических наук


В средневековую эпоху развитие славянской цивилизации во многом зависело от торговли — примером тому история возвышения Великого Новгорода и Дубровника. Заметным торговым центром на землях восточных славян была и древняя столица Белой Руси Полоцк, впервые упомянутый в летописи под 862 годом. Один из трёх (вместе с Новгородом и Киевом) древнерусских городов, в котором был выстроен храм Св. Софии, Полоцк и поныне представляет собой во многом ещё не разгаданный историко-культурный феномен. Интереснейшие эпизоды средневековой истории города связаны с высоким уровнем торговых и экономических отношений, которым, как и в наше время, сопутствуют различные хитрости и производство фальшивой монеты и украшений, с которыми уже в наше время приходится иметь дело археологам.

В средневековой Европе Х—ХІ столетий «товаром всех товаров» служили высококачественные серебряные монеты Арабского халифата — куфические дирхамы (дирхемы). Дирхам — это арабизированное название греческой денежной единицы драхмы; эпитет «куфический» — от письма «куфи», возникшего в иракском городе ал-Куфа в конце VII века и применявшегося для исполнения легенд на монетах халифата. Ежегодные поступления в казну халифата в ІХ веке составляли астрономическую по тем временам сумму около 530 миллионов дирхамов. Викинги активно использовали серебряные монеты для своей торговли в разных концах Европы, и по находкам кладов этих монет можно проследить направления средневековой торговли.

В 1972 году местные жители деревни Козьянки нашли большой клад на вспаханном поле рядом с городской чертой Полоцка. Примечательно, что археолог Георгий Штыхов на месте находки не обнаружил какого-либо культурного слоя. Всего учёные собрали 7690 куфических дирхамов общей массой около 20 килограммов, но при закладке клада монет было больше — значительную их часть успели расхитить. Монеты были завёрнуты в бересту и припрятаны в 300—350 метрах от берега Двины. По определению белорусского нумизмата Валентина Рябцевича, найденное сокровище являлось разбойничьей казной, пополнявшейся, прежде всего, за счёт «гостей»-купцов, ладьи которых проходили по здешнему отрезку пути «из варяг в греки». Примечательно, что зарытое сокровище было собрано в течение одного-двух лет. Среди монет обнаружены редчайшие экземпляры, чеканенные в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Закавказье, Иране, Афганистане и Средней Азии. Можно только представить объём тогдашнего торгового оборота по Западной Двине, если одна лишь разбойничья шайка смогла за год собрать такое количество денежных знаков.

Большая популярность у полочан серебряных дирхамов вызывала естественное стремление наладить их производство на месте, используя более дешёвое сырьё. Археологические раскопки позволили рассказать о навыках имитации серебряных монет в Полоцке. На территории древнего полоцкого селища археологом Сергеем Тарасовым была обнаружена формочка для отливки (!) арабских дирхамов ХІ века. Возможно, таким образом изготавливали украшения в виде подвесок, имитирующих дирхамы, но не исключено и производство в Полоцке ХІ века фальшивой монеты. Для этого, скорее всего, использовалось сырьё на основе бронзовых сплавов.

Конечно, подделки были всего лишь эпизодом, хотя и весьма колоритным, а заодно и важным свидетельством интенсивности торговли в этих краях. Полоцк — политический и культурный центр «русских» земель Великого княжества Литовского (ВКЛ) — осуществлял активную внешнюю торговлю с Прибалтикой, в частности с Ригой. Западных купцов в первую очередь интересовал воск, за который немцы часто платили серебром. Важнейшими товарами полоцкого экспорта были древесный уголь и смола, а также пушнина, сало. Продавали же немцы в Полоцке соль, сельдь, сукна, приправы, металлы и готовые металлические изделия, а также вино, немецкое пиво и другие напитки. Эти товары непосредственно вывозились из Риги.

Большой объём торговли порождал и желание лёгкой наживы, иногда принимавшее промышленные масштабы. Так, в конце XV — первой половине XVI века одними из самых востребованных денежных единиц у полоцких жителей, как и у прочих обитателей Великого княжества Литовского, стали биллоновые шиллинги (солиды) Ливонского ордена. Доказательством их популярности служит факт их подделки корыстолюбивыми полочанами.

Дошло до того, что 25 января 1493 года магистр Ливонского ордена Иоганн Фрайтаг фон Лорингхофен вынужден был направить магистру Ревеля (ныне — Таллин) грамоту: «…Дружески вам сообщаем, что некие русские приехали в Ригу из Полоцка, который в Литве, и имели с собой фальшивые монеты, чеканенные по образцу Вендена… Одного из них схватили, и он сказал, что подобных монет отчеканено ½ ласта и они завезены к нам в страну. Итак, любезные и верные, прочтя вышесказанное, оповестите своих бюргеров, жителей и купцов и поступайте соответственно, дабы уберечь себя». По подсчётам Рябцевича, пол-ласта — это 960 килограммов, или 834 782 монеты! В постскриптуме к посланию магистр предупреждал: «И ещё, любезные подданные, эти фальшивые монеты, по-видимому, посланы из Полоцка в Псков, чтобы переслать их оттуда в нашу страну… Если вам станет известно, что кто-нибудь имеет подобные фальшивые монеты, привлекайте его к ответственности». Ревельские власти вняли предупреждению. В следующем, 1494 году в Новгороде были арестованы ливонские купцы в отмщение за то, что ревельцы «до смерти сварили» в котле кипящего масла одного русского, который в их городе чеканил фальшивые шиллинги. Скорее всего, этот несчастный сбывал на ревельском рынке продукцию полоцких фальшивомонетчиков.

Столь рискованная и длительная операция, как подделка почти тонны шиллингов, могла осуществиться лишь в относительно безопасных условиях за городскими стенами Полоцка. Возможности для этого были: в конце XV века в Полоцке уживались представители как различных религиозных конфессий (православные, католики, иудеи, мусульмане), так и народностей (восточные славяне, немцы, евреи, татары и др.). В поликонфессиональной и разноэтничной среде Полоцка было проще наладить выпуск фальшивых шиллингов, рассчитанных на реализацию в соседней Ливонии. Ловким людям было на руку и то, что Ливония представляла собой федеративное государство с разными правовыми нормами и статусом. В её состав входила территория Тевтонского ордена со столицей в Марбурге (Восточная Пруссия), Ливонский орден со столицей в Вендене (Латвия), архиепископство Рижское, епископство Дерптское, ганзейский город Рига, епископство Ляонесское, ганзейский город Ревель, а также комтурство Феллина и Гарриена (Эстония)4. В таком государственном образовании при наличии многоуровневой денежной системы полоцким мошенникам легче всего было рассчитывать на безнаказанность.

Сами же полочане предпочитали подлинные шиллинги. Интереснейший факт был зафиксирован нами во время археологических раскопок в Полоцке в 2003 году. Под углом одного из срубов жилого дома был обнаружен прусский солид (шиллинг) Альберта ІІ (1525—1568). Так нам удалось найти прямое историческое свидетельство о том, что известный славянский обычай подкладывать монету под угол дома известен здесь начиная, по крайней мере, с XVI века.

Столь же красочный, как и изготовление фальшивок, эпизод полоцкой истории связан с «доработкой» на месте настоящих серебряных монет. Грандиозное разрушение города от пожара в 1643 году стало следствием «неумелого обращения» с московскими серебряными копейками. В середине XVII века денежное хозяйство Великого княжества Литовского базировалось на монетах Речи Посполитой, Ливонии и Западной Европы. Продукция денежных дворов России была представлена практически одним номиналом — «проволочной» серебряной копейкой. Копейки чеканились на кусочках серебряной проволоки, которые при расплющивании приобретали неправильную оваловидную форму. Это была высокопробная, но крохотная монета, вес которой был равен 0,45 грамма, а размер не превышал 7х14 миллиметров.

Яндекс.Метрика