Сайт о Городе и для Города

Благодаря стараниям полоцких краеведов братьев Буховецких исторический памятник героям Отечественной войны 1812 года в Клястицах получил шанс на возрождение

Автор: Иван Переверзев


И все-таки есть в истории войны 1812 года с Наполеоном нечто странное и нелогичное. Ну почему напав на Россию, французский Император направил свои войска на Москву, а не на Санкт-Петербург?

Ведь Санкт-Петербург – столица Российской Империи, там Александр I, его двор, вся российская администрация и высшие чиновники, прекрасные дворцы и поместья, куча ценностей, которые были бы прекрасным трофеем для победителя. От Польши, где началось вторжение, до Санкт-Петербурга было примерно на 300 километров ближе, чем до Москвы. Да и дороги, ведущие к столице, получше. Город находится на самой границе империи – казалось бы, окружи его, даже не доводя до сражения, пригрози штурмом – и российскому Императору будет просто некуда деваться. Сражаться с самой сильной армией Европы - это, конечно, очень благородно, но альтернатива сдаче на милость победителя могла быть только одна – разрушение столицы и гибель не только армии, но и цвета российского дворянства.

Ведь недаром же накануне войны Европа была уверена, что император свой главный удар направит именно на столицу. В начале 1812 года французские газеты писали, что очередной день рождения Наполеона (15 августа) его гвардейцы «будут праздновать в Санкт-Петербурге».

И, тем не менее, направлением главного удара была выбрана Москва.

Одни историки говорят, что захват Санкт-Петербурга, полный разгром, а тем более пленение Александра I, не являлось целью Наполеона. Ему было нужно нанести поражение русской армии и, тем самым принудить российского Императора заключить мир на выгодных для Франции условиях.

Другие утверждают, что все дело в тактике, которой придерживался Наполеон и которая вела его к победам. Император всегда стремился к тому, чтобы дать своему противнику генеральное сражение, нанести ему такое поражение, от которого он бы уже не смог оправится. А русская армия от генерального сражения старательно уклонялась, ведя оборонительное отступление. И отступала она по направлению к Москве, а не к Санкт-Петербургу.

Генерал-лейтенант П.Х. Витгенштейн

Но есть и другая точка зрения. Некоторые исследователи считают, что планы захвата Санкт-Петербурга все-таки существовали. И осуществить их должен был корпус маршала Макдональда. Однако на самых дальних подступах к столице еще в июле, в сражении у села Клястицы (на территории нынешнего Россонского района Республики Беларусь) русские войска под командованием генерал-лейтенанта Петра Христиановича Витгенштейна разбили французов.

Возможно, что именно это сражение у маленькой деревушки, о котором сейчас мало кто помнит и которое не входит в хрестоматийные битвы Отечественной войны 1812 года, заставило Наполеона изменить свои планы и, в конечном счете, привело к поражению.

А дело было так. Для захвата Санкт-Петербурга было выделено два отборных корпуса: 1-й - маршала Удино, 2-й - маршала Макдональда. Корпус Удино (численностью 28 тыс. человек) должен был вести наступление в направлении столицы. Прусско-французский корпус Макдональда (численностью до 30 тыс. солдат) имел задачу выдвигаться в Рижском направлении, по возможности занять Ригу и затем пойти на соединение с корпусом Удино.

Основные силы российской армии были нацелены на оборону Москвы, и дорогу на Санкт-Петербург прикрывал только 1-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Витгенштейна численностью около 17 тысяч человек. Посильную помощь ему мог оказать только 18-тысячный гарнизон Риги под командованием Ивана Эссена. 1-й пехотный корпус был заведомо слабее даже любого из двух противостоящих ему французских корпусов (которые могли атаковать его с запада и востока), тем более он не смог бы противостоять удару их объединенных сил. Но французы действовали раздельно, и генерал Витгенштейн получил шанс на победу, которым и воспользовался.

Для этого он решил атаковать неприятеля первым и направил свои войска вперед по направлению к деревне Клястицы, которая была занята французами. Именно здесь – в битве при Клястицах - была одержана первая победа над армией Наполеона.

Генерал-майор Я. Кульнев

В 2 часа дня 18-го июля у деревни Якубово русские передовые силы под командованием генерал-майора Якова Кульнева столкнулись с французским авангардом около деревни Якубово. Жестокий бой стих лишь поздно вечером. Французы устояли, но ночью русские войска произвели перегруппировку и рано утром атаковали основными силами. В результате французы дрогнули и отступили к деревне Клястицы, закрепившись на песчаных высотах правого берега реки Нищи.

Генерал Витгенштейн, не рискуя атаковать неприятеля в лоб, послал часть своих войск вверх по течению реки, чтобы там перейти на другой берег и ударить неприятелю во фланг. Маршал Удино, решив, что Клястицы ему уже не удержать, приказал сжечь мост и готовиться к отходу. Но по горящему мосту на другой берег прорвался 2-й батальон Павловского гренадерского полка. Одновременно рядом с мостом обнаружили брод, через который на другой берег переправились гродненские гусары, ямбургские драгуны и артиллерия.

В результате Клястицы были полностью очищены от французов. Войскам Удино не оставалось ничего иного, как отступать по направлению к Полоцку, отражая постоянные атаки отряда генерала Кульнева.

Генерал получил приказ преследовать противника осторожно, но увлёкся. У деревни Боярщина русские силы попали во французскую засаду и понесли большие потери от огня артиллерии противника, которая открыла огонь из засады с господствующих высот. Именно в этом бою генерал-майор Кульнев получил смертельное ранение - пушечное ядро оторвало ему обе ноги выше колена.

Надо отметить, что русский полководец, генерал-майор Яков Петрович Кульнев был одним из самых известных героев Отечественной войны 1812 года. Он отлично воевал с первых ее дней, сдерживая наступление превосходящих сил французских войск, что позволило главным русским силам организованно отойти. В начале июля 1812 года он переправился через Двину с двумя кавалерийскими полками и артиллерийской ротой, чтобы произвести разведку, застал врасплох два французских полка и разгромил их. До 300 французов были ранены и убиты, 200 попали в плен, среди них и генерал де Сен-Женье. 13 июля он разгромил ещё несколько французских отрядов, взял в плен более 400 человек. Всего за 2 недели боев, с 3 по 17 июля 1812 года, гродненские гусары захватили в плен до 2 тысяч человек. Сражение при Клястицах стало для него последним. Получив сообщение о его гибели, Наполеон Бонапарт писал Жозефине: «Вчера убит Кульнев, лучший русский офицер кавалерии».

В общем, корпус маршал Удино отступил за Западную Двину, французское наступление на Санкт-Петербург захлебнулось. Более того, опасаясь действий корпуса Витгенштейна на путях снабжения главной армии, которая действовала на Московском направлении, французский император был вынужден ослабить свою основную группировку войск, послав на поддержку разбитого корпуса Удино 6-й корпус (баварский) генерала Сен-Сира. Корпус Витгенштейна сохранил боеспособность до конца войны, разгромить его не удалось.

Генерал Витгенштейн (который, кстати, сам был легко ранен в этом сражении) в рапорте Императору Александру I сообщил о 3 тыс. пленных, а всего в сражении было убито и ранено 5,5 тыс. французов и около 4 тыс. русских.

Это была первая крупная русская победа в войне 1812 года. Она сильно подняла дух русского общества. Тем более что на главном театре военных действий обе русские армии под командованием Барклая де Толли и князя Багратиона отступали под натиском Наполеона.

Граф Витгенштейн был отмечен орденом Святого Георгия 2-й степени и получил пенсию в 12.000 р. Император Александр I назвал его «Спасителем Петербурга» и после смерти Кутузова в конце апреля 1813 года именно Витгенштейна назначили главнокомандующим русскими и прусскими силами.

Современники высоко оценили победу русских войск под Клястицами. 15 ноября 1835 года российский император Николай I утвердил доклад министра финансов об отливке и возведении 16 памятников на полях шестнадцати важнейших сражений Отечественной войны 1812 года на территории Российской империи. Эти памятники были разделены на три класса (по величине, оформлению и важности): 1-го класса — один памятник, 2-го класса — 10 и 3-го класса — 5. В Клястицах было решено поставить памятник 2-го класса.

Конкурс на лучший проект памятника, объявленный Академией художеств, выиграл архитектор из Санкт-Петербурга Антонио Адамини, итальянец швейцарского происхождения. В 1834 году он руководил работами по водружению Александрийского столпа на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге.

Памятники всех классов были разработаны в едином стиле: они имели восьмигранную удлиненную форму, а по периметру украшены колоннами. Вершину монументов венчал луковичный купол с двуглавым орлом. Между колоннами - доски с благодарственными и поминальными надписями.

Однако из-за нехватки финансов в полном масштабе этот проект по увековечиванию сражений 1812 года так и не был осуществлен. 27 февраля 1848 года Николай І после доклада по данному вопросу Военного министра А. И. Чернышева, повелел возведение монументов прекратить, закончив уже начатые работы. Поэтому вместо 16 планируемых было поставлено только семь памятников – в Бородино, Смоленске, Ковно, Малоярославце, Красном, Полоцке и Клястицах. Последнему особенно повезло – в докладе указывалось, что памятник в Клястицах должен быть возведен обязательно. Что и было сделано в 1856 году.

К сожалению, в 30-е годы прошлого века практически все эти монументы были сломаны и отправлены на переплавку. Весной 1939 года та же участь постигла и памятник в Клястицах: его демонтировали и вывезли из деревни, а фундамент засыпали землёй.

А вместо прежнего монумента к 150-летию Отечественной войны в 1962 году в центре деревни установили мемориальный знак.

Однако, благодаря стараниям энтузиастов, настоящих патриотов своей Родины, исторический памятник героям Отечественной войны 1812 года в Клястицах получил шанс на возрождение. Осенью прошлого года краеведы из Полоцка братья Андрей и Алексей Буховецкие обнаружили старый фундамент памятника и начали кампанию за восстановление этого монумента, которая была поддержана местными властями. В начале этого года завершились работы по расчистке фундамента памятника. Открыт специальный счет по сбору средств на его восстановление, куда уже поступили первые пожертвования. Братья считают своим долгом добиться того, чтобы как можно больше людей узнало и о Клястицах, и о прошедшем здесь сражении в далеком 1812 году, и о памятнике русским воинам.

Хочется верить, что их усилия увенчаются успехом. И это станет ярким примером восстановления исторической справедливости. В самом деле, почему, когда речь заходит о Великой Отечественной войне 1812 года все сразу вспоминают Бородино, ну может быть еще Смоленск, Малоярославец, Березину… А про Клястицы знают только профессиональные историки и немногочисленная группа любителей-энтузиастов?

Я далек от мысли, что это сражение определило исход Отечественной войны. Но ведь именно героизм русских солдат и офицеров под Клястицами остановил наступление наполеоновских войск на российскую столицу. С этим-то никто не будет спорить?

Яндекс.Метрика