Сайт о Городе и для Города

Битва на Немиге.

Просмотров: 622
О ГородеТайны полоцкой истории

Автор: интернет-источник


Сегодня, 3 марта, исполняется 945 лет со дня битвы на Немиге. Этой же датой в "Повести временных лет" впервые упомянут город Минск.

Вот как о тех событиях пишет в своей книге "Десять веков белорусской истории" Владимир Орлов.

Проехав победителем по новгородским улицам, Всеслав Чародей в начале 1067 года двинулся на Новогородок (Новогрудок). Этот город некогда построил Ярослав Мудрый, чтобы овладеть населенными литвой окрестностями и угрожать оттуда Полоцкому княжеству. Полочан вновь вела звезда удачи. Они выбили из Новогородка киевскую дружину и заявили о своих правах на земли Литвы. Вторая победа подряд чрезвычайно встревожила трех сыновей Ярослава Мудрого во главе с киевским князем Изяславом. В феврале того же года, объединив силы, они решили перехватить Чародея на пути домой.

Ярославичи правильно рассчитали, что возвращаться полоцкие дружины будут через Менск — укрепленный город на южной границе Полоцкого княжества, и решили опередить Всеслава. Увидев со стен громадное вражеское войско, менчане все же отважились защищаться, так как ждали, что вотвот подоспеет помощь. Как рассказывает летопись, они «затворишася в граде», но противостоять соединенным силам всех южных княжеств не смогли. Защитников города ждала жестокая расправа: всех мужчин зарубили, а женщин и детей взяли «на щит», то есть в плен.
Всеслав не мог позволить врагу прорваться в глубь своей земли. Третьего марта войска полоцкого князя и Ярославичей сошлись вблизи сожженного Менска на реке Немиге. Неделю грозно стояли друг против друга в глубоком снегу, а потом «бисть сеча зла и мнози падеша с обе стороны». Благодаря «Слову о полку Игореве» о той сечи знают во всем мире. Преимущественно по поэтическим строкам «Слова» и можно сегодня представить битву: отрывистые приказы воевод, смертельные удары копий, звон булатных мечей, кипение крови на вытоптанном снегу и сладкое забытье раненых, которых быстро сковывал мороз. Летописи добавляют всего несколько слов — о том, что сечу начал Всеслав и что он «бишася крепко».

Киевская летопись совсем лаконична: Ярославичи, мол, победили, а полоцкий князь бежал. Оставим это на совести составителя летописи: возможно, он не только выполнял волю хозяев, но и искренне хотел той победы. Странно однако, что пристрастному киевлянину вопреки очевидным фактам верят серьезные современные историки. Верят, несмотря на то, что войско Ярославичей не пошло дальше на Полоцк, а закрепило «победу» отступлением в свои земли. Всеслав, хотя и дорогой ценой, отстоял кривичское государство.

Спустя четыре месяца враги встретились вновь, на этот раз под Оршей. Всеслав стоял с дружиной на правом днепровском берегу, Ярославичи — на левом. Киевский князь предложил решить спор полюбовно: дал клятву, что не причинит полоцкому властелину никакого зла, и закрепил ее принародным крестным целованием. Обещаний хватило лишь до тех пор, пока Чародей с двумя сыновьями не переправился 10 июля через Днепр и не вошел без охраны в шатер киевского князя Изяслава. Тот махнул рукой, налетели дружинники, и через мгновение трое Рогволодовичей лежали на земле, связанные веревками.

Отвезя пленников в Киев, их заковали в кандалы и бросили в страшную земляную тюрьмупоруб. Намерения Ярославичей были очевидны: извести род Рогволодов.
Однако история рассудила посвоему.

В 1068 году на Киевскую землю напали половцы. Ярославичи были наголову разбиты. Киевляне собрались на вече и потребовали от князя оружия и лошадей. Изяслав боялся, что, прежде чем идти на половцев, подданные рассчитаются с ним самим. Вечевые послы возвратились ни с чем, но успокоить народ было уже невозможно. В разъяренной толпе все чаще выкрикивали имя полоцкого князяузника, лишенного свободы ненавистным Изяславом. Половина толпы бросилась к порубу, вторая двинулась на княжеский двор. Киевские бояре советовали своему хозяину послать верных людей, чтобы те обманом завлекли Всеслава к тюремному окошку и пронзили мечом. Изяслав не решился — велел седлать лошадей.

«Люди же освободили Всеслава из поруба на пятнадцатый день сентября,— свидетельствует летопись,— и прославили его посреди княжьего двора». Всеслав Брячиславич на семь месяцев стал великим киевским князем. За это короткое время он совершил стремительный поход на Тмутаракань, пригнал оттуда лошадей, которых не хватало для отпора «поганым». В конце того же года половцы почувствовали силу нового киевского властителя и, разгромленные, отступили в свое Дикое Поле. Возможно, именно в те семь месяцев Всеслав заслужил у автора «Слова о полку Игореве» похвалу за державный ум и справедливость: «Всеслав князь людям судяше, князем грады радяше».

Чужой город, ненадежная дружина, враждебное боярство. Отказались платить дань новгородцы, косятся соседние князья. Бежавший Изяслав тоже не желал прощаться с вотчиной и приближался к Киеву с войском тестя, польского короля Болеслава.

Чародей вел дружину на Изяслава, но через сотни верст его властно позвали колокола родной полоцкой Софии. Под Белгородом он тайно от киевлян оставил войско и выехал в Полоцк. Князь готовился к упорной борьбе, которая завершилась в 1074 году изгнанием из Полоцка киевского ставленника Святополка.

Яндекс.Метрика